ИНТЕРНЕТ-СПРАВОЧНИК
МАРКСИЗМА
Главная | Выход | Вход
         УЧЕНИЕ МАРКСА           ВСЕСИЛЬНО,
ПОТОМУ ЧТО ОНО ВЕРНО
!
 Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Проект коммунистов РПУ (м-л)
Разделы сайта
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 21
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ,  КАК  ПРИЗНАК  ИМПЕРИАЛИЗМА

(взгляд на современный капитализм)

 

     Разброс мнений и ожесточенность споров по вопросу о современном империализме заставляет вернуться к более глубокому его рассмотрению на основе марксистских представлений всего хода общественно-экономического развития человечества.

 

Установочные положения.

     Начало ХХ века ознаменовалось серьезными изменениями, которые произошли во всей системе производственных отношений капитализма. Из капитализма эпохи господства свободной конкуренции вырос капитализм монополистический, что вызвало качественные сдвиги в капиталистических экономических отношениях. Ленин в своих работах объяснил общую диалектику развития капитализма от времен Маркса и показал, что капитализм стал капиталистическим империализмом лишь развившись до определенного, очень высокого уровня. Решающими факторами процесса развития, явились: во-первых, концентрация и централизация капиталистической собственности обусловленные действием всеобщего закона капиталистического накопления (речь ведется о концентрации и централизации в целом, капиталистической собственности вообще, а не только отдельных элементов производства и капитала - !); во-вторых, свободная конкуренция, которая стала превращаться в монополию, создавая крупное производство, вытесняя мелкое, заменяя крупное крупнейшим, доводя концентрацию производства и капитала до того, что из нее вырастала и вырастает монополия. Таким образом, Ленин убедительно показал, что не какие-то случайности или стечения обстоятельств, а объективный ход всего экономического развития капитализма привел его к монополии и господству финансовой олигархии. Следующим проявлением усиления продолжающего энергично развиваться капитализма стала его мировая империалистическая экспансия. Причина в том, что созревшие и окрепшие национальные монополисты, поделив внутренний рынок, захватив производство данной страны в свое, более или менее полное, обладание, вынуждены искать наиболее выгодное приложение своему, все более скапливающемуся и концентрирующемуся, капиталу, а потому и переходить к дележу мирового рынка. Вот как поясняет это Ленин: "Капиталисты делят мир не по своей особой злобности, а потому, что достигнутая ступень концентрации заставляет становиться на этот путь для получения прибыли…”. (Ленин, «Империализм, как высшая стадия капитализма»). На данном этапе началось энергичное формирование, путем заключения разнообразных соглашений между монополистами разных стран, мировых монополистических союзов или международных картелей - сверх-монополий, которые стали следующей ступенью всемирной концентрации капитала и производства. Такова схематично общая, основанная на объективных закономерностях капиталистического развития, диалектика зарождения и "раскручивания” империалистического капитализма. Именно, исследуя логику развития капитализма от свободного предпринимательства и частной инициативы к монополии и империализму как вершине могущества капитализма, Ленин вывел и сформулировал 5 основных качественных признаков его монополистической стадии. Он наглядно представил, как последовательно закономерности капитализма эпохи свободной конкуренции привели к высокому уровню концентрации производства, которая, в свою очередь, привела к монополии и финансовой олигархии. Дальнейшая, уже монополистическая, концентрация объективно приводит первоначально обособленные в государственных рамках монополии к созданию международной сети зависимостей и связей капитала. Однако всегда и безусловно в основе природы империализма лежит господство монополий. Не случайно потому Ленин особо подчеркивал, что "…если бы необходимо было дать как можно более короткое определение империализма, то следовало бы сказать, что империализм есть монополистическая стадия капитализма”. (ПСС, т.27, с.386).

     Здесь необходимо отметить, что в суждениях некоторых современных коммунистов империализм зачастую выставляется неким "идолищем поганым”, этаким чудовищным, буквально телесным, монстром, который существует как бы самостоятельно, сам по себе, и пожирает слабые страны. Эти коммунисты не постигли или игнорируют марксистскую диалектику в понимании капитализма, что естественно приводит их к однобокости и поверхностности всего представления. Еще Ленин подвергал осмеянию тех марксистов, которые считали, что империализм есть дурное свойство какого-то народа. Сегодня подобное соображение вновь находит место в рядах коммунистов. Прежде всего, российских, которые в своих рассуждениях докатились даже до такого абсурдного утверждения, что империализм, якобы, в принципе несвойственен России. В данном случае, фактически, не только игнорируется сама природа империализма, а и полностью отбрасывается вся диалектика развития капитализма, которая заключена в том, что накопление и концентрация капитала, являясь безусловным и всеобщим законом развития капитализма, рано или поздно, но непременно приведет российских капиталистов к империалистическим притязаниям. Через образование и усиление монополий, как центров концентрации капитала, через дальнейшее образование финансовых монополий, которые за счет слияний и сращиваний банковского капитала с промышленным становятся поистине универсальными учреждениями гигантской экономической силы, российские монополисты, безусловно, создадут все условия для собственных империалистических притязаний и станут самыми настоящими российскими империалистами. Еще уточним, что в отличие от монополии, которая представляет собой конкретный материализованный объект, империализм – есть процесс. Он есть проявление деятельности, а также сама деятельность, функционирование. Уже из такого понимания смысла обоих понятий становится ясным, что империализм является свойством, качеством определенного уровня развития монополистических структур, но никак не самостоятельным субъектом. Кстати, именно это качество позволяет определять, что империализм даже для капитализма есть явление историческое, преходящее, временное, свойственное не только высокому уровню развития монополий, но конкретным общественным условиям и потому действующее лишь в течение определенного исторического периода. Уже сейчас вполне просматривается перспектива обуздания империалистических устремлений монополистов сопротивлением народов мира, что и отправит их в историю подобно предшествующим им империалистическим колониальным захватам. Потому правильно говорить не о каком-то империализме вообще, а об империалистических устремлениях конкретных, будь то мировых или российских, монополистов на определенной, высокой стадии капиталистического развития.

     Приведенные рассуждения, не только кратко обрисовывают общий ход развития капитализма, предваряя последующие рассуждения, но более предназначены для тех многочисленных ныне около марксистских или мнящих себя марксистскими "лефтов”, которые, сознательно или нет, опошляют само марксистское представление империализма. Сводят его к заурядной трафаретной страшилке. Такой, оторванный от объективной логики развития событий, подход уводит от сущностного понимания империализма, чем наносит немалый вред всему марксистскому коммунистическому движению. Современный истинный марксист должен не просто бездумно сваливать все нынешнее развитие событий на какие-то происки проклятого империализма и коварные козни монополистов, но видеть и понимать за ними те глубинные процессы, которые собственно, пусть даже невидимо, но именно движут всем развитием. Которые упрямо ведут капитализм не по пути желаний капиталистов-монополистов, но по пути предначертанному объективными законами общественного развития. И отдается ли кем-то в том отчет или нет, угодно то кому-то или нет, но действие всех этих законов неуклонно и неудержимо выводит капитализм на единственный путь прогрессивного развития современного человеческого общества – социалистический, коммунистический. Осуществляя сегодня различные социальные программы, проводя всевозможные системные усовершенствования, изменения и трансформации, капитализм, тем не менее, вынужден двигаться к социализму. Ибо любые иные пути рано или поздно приводят в тупики и потому, в конечном счете, болезненно, медленно, мучительно, но бесповоротно, следуя своеобразному естественному отбору, отбрасываются и уступают место более прогрессивным, именно социалистическим. Не случайно, а в силу законов прогресса, рухнула даже такая мощнейшая и исключительно выгодная монополистам система, как колониальная. Вопреки их желаниям, но следуя объективной необходимости общего прогрессивного развития. В этой объективности правда марксизма, в этой объективности его сила и непобедимость.

     Несмотря на то, что со времени написания ленинских работ прошел целый век, каких-либо сущностных изменений во внутренней природе капиталистического способа производства не произошло. Экономической сутью империалистического капитализма и в наше время остается господство монополий. Это подтверждает справедливость стержневой ленинской мысли, что монополия есть последнее слово капиталистического развития, что монополия есть переход от капитализма к более высокому строю. Следовательно, анализ империализма и теперь необходимо проводить исходя из дальнейшего исследования проблем, которые составляют главное содержание ленинских работ. Прежде всего, работы «Империализм, как высшая стадия капитализма». В тоже время, за последний век капитализм не стоял на месте – многократно возросла степень концентрации производства и капитала в руках монополий, сложились формы всемирной концентрации капитала и производства, изменились приемы господства монополий, возникли новые методы эксплуатации ими трудящихся. Здесь акцентируем, что решающим фактором для любых системных изменений капитализма всегда является всеобщий закон капиталистического накопления, объективное действие которого неудержимо продолжает наращивание, концентрацию и централизацию капиталистической собственности. Именно под его действием, с одной стороны, наращиваются производительные возможности собственно производства, с другой, увеличивается экономическая, а с тем и политическая, мощь монополий и олигархии, и, с третьей, усиливается острота основного противоречия капитализма – противоречия между общественным характером производства и капиталистическим способом присвоения. Поэтому, чтобы правильно понять как общее развитие капитализма, так и какое-либо отдельное его изменение, надо, безусловно, исходить из этого основного фактора, а также обстоятельств вызываемых его действием, в их органическом переплетении, взаимосвязи и взаимообусловленности.

     Проводя всякий анализ капитализма надо помнить, что марксизм рассматривает производственные, экономические отношения как первичные, т.е. как такие, что определяют все развитие общества. Что в марксистском понимании именно экономические отношения являются той основой, на которой вырастают все общественные идеи и строятся все политические, правовые и иные общественные учреждения, которые таким образом являются вторичными, производными от экономических отношений. То есть, марксизм рассматривает совокупность производственных отношений как базис общества, а политические, правовые, идеологические формы и отношения (государство, право, мораль, религия, философия, искусство) – как надстройку. Все различные общественные явления вырастают на базе общего (что дает основание рассматривать их как единую взаимосвязанную систему общественных отношений, подчиняющихся некоторым общим законам развития) экономического строя данного общества, обусловлены этим строем, являются его продуктом и отражением. Буржуазные идеологи пытаются опровергать такие положения марксизма, переворачивая представление и выставляя экономическую жизнь общества или как самостоятельную и равнозначную идеологической, или как производную от духовной и политической жизни. Однако практика жизни и исторический опыт человечества свидетельствуют о правоте как раз марксистского представления. Лишь руководствуясь его диалектикой, уподобляя общество зданию, в котором фундаментом для выстраивания корпусов общественных идей служат экономические отношения, возможно полноценно объяснить как всякую отдельную общественно-экономическую структуру, так и всю общественную формацию в целом. И не только объяснить, но, что неоднократно подтверждено в истории, предвидеть их последующее развитие и изменения. В то же время необходимо отметить, что надстройка не есть просто пассивное следствие базиса, но является сильнейшим орудием развития в руках людей вообще и господствующего класса в частности, ибо концентрирует в себе их экономическую и политическую силу. При этом она может действовать как прогрессивно, ускоряя и облегчая экономическое развитие, так и реакционно, тормозя развитие и подрывая свою же экономическую основу. К тому или иному результату приводят не только умение или неумение, грамотность или безграмотность исполнителей, но, что сущностно важно, определенные объективные обстоятельства или условия. Решающее из которых - степень согласованности между данным экономическим базисом и существующей на данный же момент надстройкой. Марксизм определяет это как закон соответствия производительных сил производственным отношениям. Рассматривая производительные силы как содержание процесса развития общества, а производственные отношения как общественную форму этого содержания, можно увидеть, что любые изменения, включая и все революционные смены целых способов производства, определяются первыми после их вступления в противоречие со вторыми. То есть, объективное развитие экономического базиса, всегда требует строго ему соответствующего надстроечного оформления. В противном случае между ними возникает противоречие, которое начинает торможение процесса развития и ведет к его остановке. Для продолжения развития необходимо устранить или хотя бы сгладить возникшее противоречие, уменьшить остроту его действия. В чем собственно и состоит диалектика всего развития человеческого общества – вслед за объективно развивающимися, совершенствующимися и изменяющимися производительными силами непременно должно следовать и определенное развитие или изменение производственных отношений. Для установления между ними гармоничного соответствия. Такова общая диалектика общественного развития в представлении марксистов.

     С позиций вышеприведенного и посмотрим на современный нам капитализм. Но прежде выделим, что в наши дни именно монополия, сама образовавшаяся на высоком уровне концентрации капиталистической собственности, является основой дальнейшего роста концентрации. То есть, процесс концентрации протекает на уровне уже не просто капитала, а монополистического капитала. Сегодня рост монополизации рождает сама монополизация. Что гигантски ускоряет и расширяет весь процесс. Факторами современной концентрации, наряду с прежними – погоня капиталистов за относительной прибавочной стоимостью и ее разновидностью, избыточной прибавочной стоимостью, капиталистическая конкуренция, закон тенденции нормы прибыли к понижению, цикличность развития капиталистического производства и т.д., являются и новые – господство монополий, научно-технический прогресс, использование государства, международная конкуренция, диверсификация и т.д. Характерной особенностью современного этапа развития капитализма является то, что, в отличие от ранних форм развития концентрации и централизации по горизонтали, когда наращивание производства шло по пути сосредоточения рабочей силы, производственных мощностей и выпуска продукции на все более укрупняющихся предприятиях, ныне происходит объединение массы обособленно-разнородных производителей под общим единым управлением. Что позволяет при относительно незначительном собственном капитале создавать огромнейшие монополистические империи. Отмечаемое еще Лениным комбинирование производства, в наше время переросло в диверсификацию, которая представляет собой вертикальную форму концентрации и централизации и, по сути, является новейшей формой монополистической централизации капитала и производства.  Буржуазные экономисты стремятся использовать внешние факты замедления монополизации вширь для подкрепления своих концепций "деконцентрации” и "демонополизации”. На деле же, рост размеров производства, концентрируемого монополией, значительно возрастает за счет увеличения числа принадлежащих ей производственных единиц, которые монополия подчиняет себе и которыми управляет. Потому, при сегодняшних исследованиях, надо учитывать не размер отдельного предприятия, а размер всего производства сосредоточенного в руках монополии.

 

Современное положение капитализма.

     Согласно марксистского учения, рост степени монополизации является законом развития капиталистической экономики. Сегодня он продолжается все ускоряющимися темпами и со всеми вытекающими из того следствиями. Если в начале ХХ века Ленин говорил, что "…десятки тысяч крупнейших предприятий – все; миллионы мелких – ничто” (ПСС, т.27, с.311), то к настоящему времени процесс монополизации зашел настолько далеко, что уже не десятки тысяч, а лишь сотни монополий составляют все. Так сегодня в США 100 крупнейших корпораций из почти 1,5 миллионов предприятий владеют более 50% всех активов и получают более 2\3 всех доходов. Или вот данные степени монополизации по наиболее современным производствам: в настоящее время Microsoft контролирует свыше 80 процентов рынка операционных систем и 90 процентов рынка деловых приложений; 10 крупнейших мировых телефонных компаний контролируют ныне 86% мирового рынка; 10 крупнейших компьютерных фирм - 70% рынка компьютеров. Согласно последним данным, десятью ведущими поставщиками ноутбуков контролируется приблизительно 80% мирового рынка. Желающим убедиться в справедливости вышесказанного и объективно уяснить положение с монополизацией современного капитализма, предложим самостоятельно обратиться к самим буржуазным источникам, руководствуясь, как минимум, следующими характеристиками: - удельный вес монополий в общей численности занятой рабочей силы; - доля крупнейших монополий в общем выпуске продукции; - доля крупнейших монополий в общей сумме активов; - доля крупнейших монополий в общей сумме прибылей. Данные показатели, вопреки всем попыткам буржуазных экономистов доказать, что и современный капитализм, подобно капитализму ХІХ века, основан на "свободном предпринимательстве”, лучше всего подтвердят верность приведенного положения марксизма. Однако процесс развития тем не заканчивается. Для дальнейшего роста монополий настоятельно требуется все большее расширение как производства так и рынков сбыта. Естественным следствием чего в условиях господства частной собственности становится усиление стремления монополистической олигархии к экономическому и политическому господству. В наше время, время глобальных возможностей и масштабов производства, а также глобального могущества монополий, эти стремления тоже приобретают глобальный характер. Таким образом, говоря языком марксизма, современный экономический базис объективно требует и ведет к обустройству новой глобальной системы производственных отношений, или созданию новой, уже глобальной, надстроечной структуры. Именно этот процесс отражен в находящем ныне широкое применение термине "глобализация”. Пусть пока в непоследовательном и путаном его понимании массами, но вполне корректном по сути, а потому и приемлемом для научного использования в марксизме.

     Обращаясь к сегодняшнему дню, необходимо отметить, что нынешнее капиталистическое хозяйство вновь находится на грани масштабного кризиса - рост доходов тормозится, наблюдаются спады производства, увеличивается недогрузка предприятий и проводится сокращение производительных мощностей, повышается безработица, учащаются и углубляются кризисные проявления в отдельных сферах производства, усложняются возможности для выхода из них. Все это есть характерные признаки нового обострения противоречия между ростом производительных сил и существующими производственными отношениями. Образно говоря, имеющийся сегодня механизм капиталистических производственных отношений становится неспособным переваривать производимое. И такое состояние возникает не случайно, но является объективным свойством функционирования капиталистической экономики. Вот как причина возникновения подобных обострений определена у Энгельса в работе «Развитие социализма от утопии к науке»: "Средства производства, жизненные средства, рабочие, находящиеся в распоряжении капитала, - все элементы производства и общего благосостояния имеются в изобилии. Но "изобилие становится источником нужды и лишений” (Фурье), потому что именно оно-то и препятствует превращению средств производства и жизненных средств в капитал. Ибо в капиталистическом обществе средства производства не могут вступать в действие иначе, как превратившись сначала в капитал, в средство эксплуатации человеческой рабочей силы”. (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.19, стр. 220). Именно эта необходимость превращения в капитал мешает средствам производства действовать, а рабочим – трудиться и жить, именно она ведет не только к замедлению и остановке, но и разрушению производительного потенциала. И торможение росту общественного благополучия усиливается по мере возрастания изобилия. Это не парадокс, а гнусный закон капиталистического способа производства. Эта необходимость, многократно усугубляемая алчной безоглядностью капиталиста в погоне за прибылью и хаотичной стихийностью рыночного механизма хозяйственного регулирования, систематически вызывает так называемое "перепроизводство” и приводит к экономическим кризисам. Что не только абсурдно, но чудовищно бесчеловечно. Ибо люди остро нуждаются в продуктах, которые общество производит в "избытке”. Производство задыхается под тяжестью произведенной продукции, а массы людей, в то же время, бедствуют от недостатка продуктов. Абсурд умножается при выходе капиталистического производства из кризиса, поскольку единственный способ, который капитализм способен употребить для этого выхода, заключается не в обеспечении нуждающихся, не в направлении им "перепроизведенных” и накопленных "избытков”, а в остановке и разрушении собственно производства, в разрушении его способности производить, в гибели или варварском уничтожении "излишков” продукции. Неоспоримый факт капиталистической "цивилизации” - изобилие продуктов разрушает экономику. Буржуазные теоретики пытаются доказать, что кризисы являются следствием каких-то случайных, чрезвычайных стечений обстоятельств, нарушивших некие пропорции в производстве, либо связаны со снижением, опять же в силу случайных стечений, уровня потребления населения. И в одном и в другом случае они просто лгут. Сама регулярная периодичность возникновения кризисов обнаруживает их закономерность, ибо никакие случайности не могут повторяться с такой настойчивой методичностью и последовательностью. Показательным также является и то, что капитализм входит в кризис всегда при возросших доходах населения, а выходит из него при упавших. Так что кризисы в капиталистической экономике, будь то всеохватывающие всеобщие или отдельные частные, являются объективным свойством капитализма, следствием частнособственнических общественных отношений и стихийного товарно-рыночного способа регулирования капиталистического производства. Масштабы и сложность организации современного производства в условиях капитализма существенно увеличивают предпосылки к его кризисным сбоям, делают эти сбои все более частыми и глубокими, значительно усложняют возможности устранения. Сомневающимся предложим попробовать подсчитать время, хотя бы из пары десятков последних лет, когда бы какое-либо капиталистическое общество, отсталое или современное и цивилизованное, не имело бы кризисных проблем. По мере гигантски нарастающей в наше время массы средств производства, их превращение в капитал становится для механизма капиталистических отношений все непосильнее и под тяжестью им же самим созданных производительных сил он отказывается служить. Ибо не может уже превращать в капитал всю массу средств производства, а потому они вынуждены бездействовать и оставаться без употребления. Сегодня капитализму еще удается решать проблему кризисов, не доводя ее до крайности. Главным образом за счет искусственного сдерживания, торможения и даже разрушения своего производства, всевозможного квотирования количества выпускаемой продукции и тому подобными варварскими способами. И эта дикость, под видом, якобы, "оздоровления” экономики, осуществляется в то время, когда, по данным ЕС, более 18% населения благословенной и благополучной Европы пребывают в нищете. Так что человечеству уже давно пора избавить себя от такого положения, чтобы разум и благополучие многих людей отступали перед алчностью отдельных индивидуумов, зависели от их произвола или рыночной конъюнктуры цен на нефть, чтобы злоумышленно останавливались и разрушались необходимые людям производительные мощности ради увеличения чьих-то прибылей. Давно пора перейти на разумно осмысленное рациональное планомерное стабильное развитие, к которому оно технически уже готово. И хотя пока человечество не может преодолеть сопротивление эксплуататорского класса капиталистов, ликвидация подобных абсурдов и варварства дело, безусловно, недалекой исторической перспективы.

     Таким образом, очевидно, что дальнейшее развитие капитализма настоятельно требует новых усовершенствований в системе производственных отношений. Притом не каких-то заурядных обыденных мелочных, а существенных. Причина – необходимость расширения возможностей превращения средств производства в капитал. По мере современного развития производительных сил эта проблема становится все острее. Ее существенно усугубляют и существующие государственно-монополистические отношения. Которые, с одной стороны, действенно помогают капитализму решать внутриобщественные проблемы, но с другой – деятельно способствуют все более быстрому и масштабному наращиванию и так уже имеющихся в "избытке” внутренних капиталов и продуктов. В силу всего этого современные монополии сегодня обладают столь громадными капиталами, что их уже не только границы собственных государств стесняют, но и глобальные масштабы становятся узки. Уточним, данная узость условна и свойственна исключительно капиталистическому производству, ориентированному на получение максимальной прибыли капиталистом, а не на удовлетворение потребностей общества. Поэтому и мощность капиталистического производства и, прежде всего, емкость капиталистического рынка определяются не спросом вообще, исходя из потребностей людей, но лишь их платежеспособным спросом. Это естественно значительно ограничивает возможности роста капиталистического производства, сужает капиталистический рынок, снижает эффективность обращения капитала. Как внутри страны так и в мире. Показательным современным примером здесь может быть расширение капиталистического рынка за счет исчезновения рынка социалистического после поражения социализма в СССР, которое, несмотря на присоединение огромных масс потребителей, но… с низкой платежеспособностью, лишь на очень короткое время оживило мировой капитализм. Что продемонстрировало не только и не столько огромные производительные возможности современного капиталистического производства, способного мгновенно насытить любой рынок, сколько ограниченность возможностей и античеловечную извращенность капиталистического рынка, выбрасывающего из обеспечения огромную массу малосостоятельных потребителей.

 

Тенденции развития современного капитализма.

     Раскрывая сущность империализма, Ленин определил 5 основных его признаков. Из которых 1-й и 2-й проявляются во всех чертах и особенностях империализма, ибо их специфика состоит в том, что непосредственно они обращены к его внутренним государственно обособленным формам. В свою очередь, 3-й, 4-й и 5-й выражают создание международной сети зависимостей и связей. То есть, и вывоз капитала, и экономический раздел мира международными монополиями, и территориальный раздел мира империалистическими державами, и постоянная борьба между ними за его передел – все это проявления того, что лежит в основе природы империализма, а именно, господства монополий. Однако невозможно утверждать, что какое-либо проявление, в отличие от сущностной природы, может оставаться неизменным вечно. По мере развития капитализма и вообще человеческого общества естественно изменяются и формы проявления империализма. Не менее естественным является и появление каких-то новых проявлений. Крах колониальной системы ярчайшее тому подтверждение. Не таким радикальным, но, тем не менее, тоже изменениям, подверглись все признаки империализма. Остановимся на более актуальных из них для нашего времени – современных вывозе капитала и мировых экономических переделах, а также рассмотрим и развившиеся в последние годы новые формы проявления империализма.

     Вывоз капитала.

     До империализма международные экономические связи осуществлялись преимущественно через вывоз товаров. Что характерно для капитализма при господстве свободной конкуренции. С развитием капитализма, ростом его производительных возможностей и утверждением господства монополий характерным делается вывоз капитала. В силу того, что внутренних рынков сбыта готовой продукции становится недостаточно, а не находящий внутреннего приложения капитал становится как бы "избыточным”. Еще раз отметим, "избыточным” капитал становится исключительно в условиях рыночно-капиталистических общественных отношений, когда производство нацелено не на удовлетворение потребностей общества в каких-то продуктах, а лишь на удовлетворение потребностей платежеспособных членов общества. Естественно, это резко сокращает количество потребной продукции, значительно уменьшает рынок ее сбыта, ограничивает производство, а с тем, уменьшает прибыль капиталиста. Подчеркнем, что сам факт появления "избыточного” капитала наглядно демонстрирует извращенную суть капиталистических отношений, поскольку он фактически вырастает из нищенства и недоудовлетворения потребностей собственного народа и обращается не на повышение уровня жизни своего народа, а на дальнейшее приумножение прибылей его владельцев путем вывоза в другие страны. Строго следуя основному экономическому закону капитализма (ОЭЗК), который утверждает, что главной целью и решающим побудителем капитализма к любой деятельности является стремление к обеспечению максимальной капиталистической прибыли, "избыток” капитала ищет применения там, где такая прибыль приносится. Именно в погоне за наживой, и ничем иным, "избыточный” капитал всегда будет вывозиться (сегодня буржуазные экономисты маскируют его под лживым благообразием термина инвестиции) в страны, где его приложение даст наибольшую прибыль. Ограниченность внутреннего рынка, ожесточенная конкурентная борьба между капиталистами внутри страны постоянно толкают капиталистов искать и находить внешние рынки, обеспечивающие получение добавочной прибыли. Вывоз осуществляется как в слаборазвитые так и в развитые страны и вкладывается в те сферы, в которых ощущается нехватка собственных внутренних капиталов. Чему непосредственно способствует неравномерность капиталистического развития, определенная в марксизме как один из основных законов капиталистического производства, и целых стран и отдельных производств в этих странах.

     В наше время, под давлением борьбы народов за независимость, монополии вынуждены придавать вывозу капитала вид некой совершенствуемой и якобы новой демократической формы экономических отношений. В этих условиях они, наряду с традиционными формами вывоза – предпринимательского капитала, ссудного капитала, начали производить широкую скупку акций, облигаций, других ценных бумаг, выпускаемых в странах-импортерах капитала, привлекать к созданию предприятий местный капитал, организовывать смешанные компании, открывать собственные отделения и филиалы под национальными названиями и вывесками стран-импортеров. Это позволяет создавать внешнюю видимость того, что экспортируемый капитал якобы служит "благородным” целям поднятия национальной экономики слаборазвитых стран, способствует социальному благополучию их населения. Но как бы не скрывалась истина, сутью вывоза капитала было, есть и будет получение добавочной прибыли за счет эксплуатации иностранных трудящихся, присвоение создаваемого их трудом прибавочного продукта, закабаление и ограбление других народов. Реальная жизнь однозначно подтверждает, что никакие инвестиции зарубежных "благодетелей” не вывели из экономических тупиков ни один из народов. Более того, долгосрочный вывоз ссудного капитала непосредственно порождает отношения кабальной задолженности и практически бесконечного извлечения дохода в форме процента.

     Одновременно с вывозом капитала и в наше время осуществляется традиционный вывоз товаров. И в этом случае монополии твердо следуют курсу на выжимание максимальной наживы, активно используя при том свои монопольные возможности. Так за счет не только и не столько более низкой стоимости своих товаров, основанной на более высокой производительности труда, но за счет монопольного завышения цен на собственные товары с параллельным занижением цен на продукцию, сырье, продовольствие, рабочую силу слаборазвитых стран идет беззастенчивое обирание этих стран и при экспорте и при импорте. Что позволяет сделать еще один неутешительный, но жизненно существенный для слабых стран вывод – империалистические монополии прямо заинтересованы в ослаблении, подрыве или полной ликвидации национальной экономической базы других стран, ибо, в отсутствие собственного производства, рынки этих стран отдаются на полный откуп зарубежным поработителям. Как это все проводится на практике можно увидеть и в современной Украине и в современной России. В наше время мировые монополии уже не просто используют чужие рынки для сбыта своих товаров, но своей экономической, политической, военной силой активно расчищают их для себя, обустраивают под себя, ведут открытую  внешнеэкономическую экспансию.


Поиск
Архив материалов
Календарь
«  Август 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
                                                                                                                                                                                                                                                              E-mail: galcomm@yandex.ru   
Редакция несет полную ответственность за публикуемые материалыВсе материалы сайта могут использоваться без ограничений