ИНТЕРНЕТ-СПРАВОЧНИК
МАРКСИЗМА
Главная | Выход | Вход
         УЧЕНИЕ МАРКСА           ВСЕСИЛЬНО,
ПОТОМУ ЧТО ОНО ВЕРНО
!
 Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Проект коммунистов РПУ (м-л)
Разделы сайта
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 21
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

(продолжение)

     Выше говорилось о вывозе капитала частного. Однако в современных условиях империалистические монополии широко используют и возможности собственных государств. Сегодня вывоз капитала есть одна из основ системы мировых хозяйственных связей империализма. Но если вывоз частного капитала расширяет эту систему, то вывоз государственного капитала, в какой бы форме он ни происходил, способствует ее сохранению и обустройству. Вывоз частного капитала вытекает из внутренних закономерностей развития монополий в отдельно взятых государствах, из неравномерности развития капиталистических стран, из образования более выгодных условий приложения капитала в одних странах, чем в других. Он служит распространению господства монополий далеко за пределы империалистических центров. Вывоз государственного капитала, будь то "дары”, субсидии или займы, направлен к созданию экономических, политических и даже идеологических условий, необходимых для того, чтобы монополии могли добиваться сохранения и упрочения своего господства в других странах. То есть, если необходимость вывоза частного монополистического капитала определяется образованием в империалистических государствах "избыточного” капитала, то необходимость государственного участия определяется развитием общего кризиса мировой капиталистической системы.

     Особо подчеркнем, что всякое буржуазное государство, несмотря на весь его внешне "демократический” антураж, находится в абсолютном подчинении монополий. Это выделил уже Сталин, предлагая, в соответствие с новыми реалиями, изменить термин сращивание монополий с государственным аппаратом, о чем ранее говорил Ленин, на термин подчинение государственного аппарата монополиями. Сегодня такое подчинение, в силу значительного увеличения экономических возможностей монополий, еще более усилилось. Что позволяет империалистическим монополиям бесцеремонно привлекать общественные возможности своего государства для обеспечения собственных частных интересов в отношениях с другими государствами. В данном случае, подчиненное монополиям буржуазное государство на деле превращено ими в инструмент экономического и политического закабаления народов слаборазвитых стран. И решающую роль в реализации этой цели играет проводимый буржуазным государством государственный вывоз капитала. В отличие от вывоза частного капитала, вызванного стремлением монополий к получению наиболее высокой прибыли, основной целью вывоза государственного капитала становится не извлечение прибылей, а улучшение политического и экономического "климата” для экспорта частного капитала. Попутно в очередной раз выделим, что деятельность всякого буржуазного государства, как внутренняя так и международная, всегда подчинена интересам капиталистов, а не народов. В отношении вывоза капитала это выражается в том, что все непосредственно приносящие высокие прибыли вложения предоставляются частным монополиям, в то время как государственные вкладываются в объекты крайне необходимые для инвестиций, но не приносящие непосредственно прибыли или приносящие ее лишь спустя длительное время. Поскольку заграничные инвестиции частных монополий должны опираться на соответствующую экономическую инфраструктуру - дороги, каналы, порты, аэродромы, средства связи, энергетические предприятия, то эта непривлекательная, т.к. не приносит непосредственно прибыли, для частных предпринимателей задача возлагается на государство. То есть, для обеспечения получения высоких прибылей частными монополиями за рубежом, используются общественные средства их государств. Не случайно поэтому норма прибыли от частных заграничных инвестиций в 10-12 раз выше, чем от государственных капиталовложений за рубежом. Вывозу частного капитала способствует и политика государственной "помощи”. Так как прибыль не является главным в государственном вывозе, то, развивая свои заграничные проекты, буржуазное государство старается закупать необходимые для их реализации материалы и оборудование у собственных фирм. То есть опять же буржуазное государство пополняет карманы монополистов из общественных средств. Аналогично государственные займы и "дары”, которые, хотя и исчисляются в валюте империалистической страны, но фактически предоставляются в форме товаров, производимых ее монополистическими фирмами. Кроме того, монополии, экспортирующие капитал в развивающиеся страны по программам якобы "помощи”, получают от своего государства различные привилегии.

     Итогом вышесказанного может быть вывод, что современный вывоз капитала из развитых стран по своим масштабам и возможностям стал способен и начал осуществлять прямое подчинение империалистическим монополиям экономик целых государств. Сегодня международные монополии, в безоглядной погоне за прибылью, целеустремленно и беззастенчиво устанавливает свое господство над миром, впрягая все народы в единую всеобщую машину своего обогащения.

     Образование международных монополистических союзов капиталистов, делящих мир.

     В начале ХХ-го века, когда процесс образования международных монополистических союзов только разворачивался, Ленину приходилось доказывать даже сам факт его начала. В свою очередь, для современного человека это, в силу абсолютной очевидности, уже не подлежит ни малейшему сомнению. Что само по себе подтверждает справедливость ленинских выводов. Более того, сегодня мы являемся свидетелями продолжения развития этого процесса и отчетливо видим, как в наше время монополистическая концентрация привела к тому, что на смену процессу простого образования и увеличения монополистических союзов, путем партнерства, всевозможных соглашений, поглощений и слияний, развернулся процесс мировой империалистической интеграции или, по современной терминологии, – глобализация. Нынешние империалистические монополии не просто вышли за рамки своих государств и достигли мировых масштабов, но, преобразуясь во всемирных экономических монстров, они все более отчуждаются от национальных рамок и превращаются в самостоятельные обособленные глобально-интернациональные экономические империи. Сейчас в сферу их контроля, а во многом и активного управления, включены производственные, финансовые, торговые, транспортные, коммуникационные и иные предприятия, размещенные в разных странах, чем создается единое глобальное производство. Для них давно перестали иметь смысл и границы отдельных государств, которые заменили им границы рынков, но сейчас, особо после уничтожения СССР и альтернативного мирового социалистического рынка, и эти границы разрушаются, формируя, сливаясь и сращиваясь, единый глобальный рынок. Естественно, что подобным супергигантам уже практически никто в мире не способен составить даже какое-либо жалкое подобие конкуренции. Им не могут противостоять не только немонополистические предприятия отдельных стран и даже целые монополистические компании в них, а и сами государства. Горстка хозяев мира уменьшается, но власть их неизмеримо возрастает и господство олигархии достигает предельных уровней.

     Вывод – современные глобальные империалистические монополии уже не столько делят мир, сколько напрямую подчиняют его своему господству.  

     Новые формы проявления империализма.

     1. Прослеживая ход развития капитализма в послеленинский период, можно увидеть, что одним из наиболее существенных изменений капитализма стало буржуазное огосударствление экономики и становление государственно-монополистического капитализма (ГМК). Само по себе это не явилось для марксизма чем-то неожиданным или случайным, но лишь только конкретно подтвердило объективную правоту марксистского понимания общей диалектики развития капитализма. Ибо предопределялось изначально предсказанными классиками марксизма факторами и стратегической мыслью, что "…производительные силы с возрастающей мощью стремятся …к фактическому признанию их характера как общественных производительных сил (Энгельс, «Развитие социализма от утопии к науке», К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.9, стр.220-221). Ленин, хотя и анализировал государственно-монополистический капитализм по самым ранним его проявлениям, по отдельным специфическим, вызванным войной элементам - как, например, всеобщая трудовая повинность, принудительное синдицирование и т.п., отмечал: "Объективное положение дел показало, что война ускорила развитие капитализма, и оно шло вперед от капитализма к империализму, от монополии к огосударствлению” (ПСС, т.31, стр.355). Показательно то, что Ленин изначально рассматривал государственно-монополистический капитализм не как некое чрезвычайное явление, которое порождено особыми условиями войны и отомрет с переходом к мирному времени. Он постоянно выделял, что государственно-монополистический капитализм коренится в самой природе империализма, что он объективно обусловлен природой империализма, что развитие последнего возможно не иначе, как через государственно-монополистический капитализм.

     Катастрофический экономический кризис 30-х годов подхлестнул государственно-монополистические процессы, ибо показал, что имеющиеся классические способы капиталистического хозяйствования неспособны обеспечить эффективное управление развивающимися производительными силами. Он доказал несостоятельность стихийного рыночного механизма в новых условиях и затребовал дополнения его широким вмешательством государства в экономику. Именно в это время был провозглашен отказ буржуазной политической экономии от принципа "автоматического саморегулирования” капиталистической экономики и обоснован призыв к ее систематическому государственному регулированию.

     В 30-е годы буржуазия сумела справиться с накопившимися и предельно обострившимися в ходе предшествующего развития капитализма противоречиями путем государственного обобществления части производительных сил. Т.е. превращения их в государственный капитал или, по сути, поскольку само буржуазное государство управляется капиталистами, в некий своеобразный общекапиталистический капитал. В своих действиях этот капитал исходит не только из текущих, но, главным образом, из коренных интересов монополистов и всего класса буржуазии. Тем не менее, с этого времени капитализм стал развиваться по пути огосударствления экономики, фактически – по пути последовательного введения в капиталистическую экономику элементов экономики социалистической. Буржуазное государство начало активно действовать не только в сфере надстройки, но и в экономическом базисе капиталистического общества, что окончательно оформило капитализм как государственно-монополистический капитализм. Сегодня оно сосредотачивает в своих руках важнейшие экономические рычаги – кредит, финансовую систему, стало собственником большой части национального богатства и присваивает большую часть национального дохода. Таким образом, в наше время ГМК развился в постоянно действующий механизм широкого вторжения государства в процесс капиталистического воспроизводства и без которого сам процесс капиталистического воспроизводства уже невозможен. Из спорадических на первых порах мероприятий, из чрезвычайных средств, вызванных условиями войн и кризисов,  выросла целая система государственно-монополистических отношений. Ныне буржуазное государство есть не только политический аппарат угнетения трудящихся, оно действует не только в сфере надстройки, но и в экономическом базисе капиталистического общества. Все это говорит о том, что процесс огосударствления собственности является одной из основных тенденцией новейшего внутреннего развития капитализма. Тем не менее, поскольку экономической сущностью ГМК продолжает оставаться господство монополий, то эта трансформация капитализма не может быть определена ни как какая-то новая самостоятельная его фаза, ни как отдельный признак проявления империализма, но лишь как более высокая форма классовой организации монополистической буржуазии. Это видно и из тех основных функций, которые выполняет государственно-монополистическая система: развитие условий для усиления эксплуатации трудящихся и роста монопольной прибыли; перераспределение доходов всех слоев населения в пользу монополий; активное воздействие на процесс капиталистического воспроизводства; осуществление мер внешней экспансии и военно-политического давления, вплоть до прямых агрессий; защита позиций империализма против нарастающего революционного процесса и т.д. Однако с помощью такого основательного организационного совершенствования капитализм сумел поддержать процесс своего развития. В то же время, выполняя эти основные функции, буржуазное государство нередко вынуждено, чтобы предотвратить социальные недовольства, грозящие самим основам монополистического господства, вступать в конфликт с интересами отдельных частных монополистических групп. При этом государство подчиняет эти частные интересы, даже в тех случаях, когда это может вызвать их недовольство, интересам капитала в целом. Подобные конфликты создают иллюзию, в том числе у некоторых коммунистов, якобы, борьбы этого государства за интересы народа. Но именно такова диалектика взаимоотношений современного буржуазного государства и монополий, что, служа их интересам, оно в то же время в определенных случаях вынуждено ставить политику и действия тех или иных монополистических групп под свой контроль.

     Здесь уточним, что под огосударствлением капиталистической экономики следует понимать не простое формальное подчинение государству отдельных производств и хозяйственных функций, но вариант капиталистического обобществления через государство. То есть имеет место предсказанное Марксом упразднение капитала как частной собственности уже в рамках самого капиталистического способа производства. Подчеркнем, что Маркс не угадал, а именно предсказал, основываясь на открытых им объективных законах капиталистического развития, такой ход событий. В поисках путей приспособления капиталистических отношений к потребностям развивающихся производительных сил, капитализм не просто привлекает государство себе на помощь – это внешняя сторона дела, он привлекает через него элементы прогрессивности общественного, социалистического хозяйствования – что и есть тот глубинный фактор, который сегодня фактически определяет весь ход событий. Для этого капитализм вынужден, объективно, вопреки собственным желаниям, создавать такие общественные условия, которые сделают возможным функционирование прогрессивных, а именно социалистических, элементов хозяйствования. Первейшим из этих условий является необходимость наличия обобществленной, хотя бы частично, собственности. Ибо только на основе общественной собственности могут возникнуть те условия, которые позволяют вступить в действие новым экономическим законам развития, прогрессивным законам обобществленной экономики – законам социалистической экономики. Именно эта собственность и сделала буржуазное государство способным активно влиять на все общественно-хозяйственные процессы. К примеру, даже осуществлять некоторое регулирование капиталистической экономики. Не только при управлении государственными предприятиями, но активно влияя и на частные монополии - посредством политики фискальной, политики кредитной, политики инвестиционной, политики инфляционно-дефляционной и др. Весьма важным для капитализма является то, что таким образом несколько сглаживается и острота основного противоречия капиталистического способа производства – между общественным характером производства и частной формой присвоения. В то же время, вмешательство государства в экономику несет для буржуазии и негативные последствия. Не только тем, что наглядно изобличает нарастающую неспособность капиталистического способа производства к дальнейшему управлению развивающимися производительными силами. Но тем, что, с одной стороны, способствуя резкому увеличению объемов и темпов накоплений монополий,  ускоряет и усиливает обострение всех капиталистических противоречий, а с другой, прямо подрывает частнокапиталистические методы хозяйствования и обеспечивает рост предпосылок социализма. При всем том еще раз подчеркнем главное – государственно-монополистический капитализм ни в какой мере не означает замену частной собственности общественной, поскольку "…капиталистическое производство по существу своему является частным производством, даже в том случае, если вместо отдельного капиталиста выступает капиталист ассоциированный…” (Маркс и Энгельс, Соч., т.24, с. 275). То есть ГМК, в силу того, что непосредственно управляется капиталистами-монополистами, является лишь формой капиталистического обобществления производства. Вместе с тем, в процессе капиталистического огосударствления находит подтверждение целый ряд принципиальных марксистских научных заключений: что превращение капиталистического общества в социалистическое неизбежно; что экономика при капитализме перерастает все возможности управления кроме общественного; что отказ от стихийности рыночного регулирования и переход к плановой управляемости ведения всего хозяйства становится насущной задачей развития; что элементы социализма накапливаются и совершенствуются уже в недрах самого капитализма, а механизм общественного управления фактически готов; что капитализм все более противопоставляет себя как интересам прогресса, так и интересам масс людей; что, не уничтожив частную собственность на средства производства, окончательное решение проблем прогрессивного развития закончено быть не может.

     2. Другим существенным направлением новейших изменений в капиталистической системе стала мировая интеграция. С ростом производительных сил, развитием международного разделения труда, развитием международной торговли, расширением коммуникационных возможностей происходит интенсивное хозяйственное сближение народов. Однако эта, безусловно, прогрессивная историческая тенденция осуществляется в условиях господства частной капиталистической собственности империалистическими монополиями, для которых определяющей целью является не взаимовыгодное сотрудничество и взаимодействие, а экономическое и политическое закабаление одних стран другими. Поэтому о современной интеграции возможно говорить не как об объединении народов, но как о подчинении мира монополиями, ибо они мир не объединяют, а захватывают. Если осовременить приведенную ранее фразу Ленина, то нынешние капиталисты подчиняют мир не по своей особой злобности, а потому, что достигнутая ступень концентрации заставляет становиться на этот путь для получения прибыли. Выше говорилось, что до сих пор капитализму удается обеспечивать свое более-менее сносное развитие двумя основными способами - за счет вывоза капитала и создания государственно-монополистических отношений. Тем не менее, оба эти способа уже исчерпывают свой положительный ресурс. Вывоз усложняется и теряет свою прибыльность, наталкиваясь на все более решительное противодействие народов стран, в которые вывозится капитал, а ГМК вообще начинает не столько выручать капитализм, сколько усугублять его проблемы за счет интенсивного наращивания производительных возможностей. Капитализм опять становится перед опасностью общего кризиса своей системы, когда ее надстроечная форма вновь перестает соответствовать потребностям экономического базиса. Принципиальной особенностью нынешней ситуации является то, что, следуя за глобальностью уровня современного мирового производства, надстроечная форма также обязана быть глобальной. Или, современный империалистический капитализм, как глобальная хозяйственная организация, способен сохранять эффективность своего функционирования не иначе, чем в единой глобальной политической организации. В силу конкретных объективных факторов порожденных самой природой капитализма, а не чьему-то капризу. Поэтому он вынужден, исходя из экономической целесообразности и прибыльности, приступить к интеграции мирового сообщества. Чем уже, по сути, движимый не столько осознаваемым созиданием, сколько силой обстоятельств, занимается. Таким образом, ГЛОБАЛИЗАЦИЯ - есть новейшее проявление империализма, его шестой признак, который обнаруживает современное развитие международной сети зависимостей и связей капитала, а также отражает дальнейшее продвижение от капитализма к более высокому строю

     В дополнение к сказанному. Исключительно важным стимулом к подчинению мира для монополий является сырьевая проблема, обеспечение производства сырьем. Известно, что чем выше развитие капитализма, тем сильнее чувствуется недостаток сырья, тем острее конкуренция и погоня за источниками сырья во всем мире, тем отчаяннее борьба за их приобретение. Лишь владение колонией давало когда-то полную гарантию успеха монополии против всех случайностей борьбы с соперником. Сегодня монополистам приходится идти на всевозможные экономические и политические ухищрения, чтобы обеспечить свое производство достаточным количеством разнообразного сырья. В наше время именно доступность сырья означает успешность всякого предпринимательства, продолжение его развития, повышение прибылей. Однако различное сырье разбросано по миру хаотично, что в условиях капиталистической частной собственности и деления человечества на государства значительно усложняет доступ к нему, ибо превращается его хозяевами в предмет жесточайшего торга. Особенно остро сырьевая проблема стоит для передовых государств, высокотехнологичный производительный потенциал которых нуждается в самом широком использовании разнообразнейшего сырья. Отсюда усиленное стремление империалистических монополистов этих стран не просто к его закупкам, но к захвату и полному подчинению себе самих его источников. Имеются и другие факторы, которые настоятельно требуют быстрейшего и теснейшего сближения народов и подводят их к интеграции. Пусть пока и осуществляемой империалистами, империалистическими методами и в империалистических формах. Прежде всего, это научно-технический прогресс. Масштабы и сложность современных научных задач, которые валом встают перед человечеством, все более вынуждает монополии и даже целые государства не только объединять материальные средства и интеллектуальные возможности в совместных исследованиях, но и открывать для них свои границы. А современные транспорт и связь уже просто не могут эффективно развиваться в рамках только собственных национально-государственных границ. Да и само их техническое развитие уже не по силам отдельным частным монополиям. Все это объективно влечет за собой изменения как внутренней структуры экономики империалистических стран, так и их внешнеэкономической экспансии. Но также непосредственно ведет к сближению всех народов мира, требует все более тесного соединения их усилий. Здесь можно еще напомнить и о насущности глобального решения экологических проблем или о борьбе с разрушительными природными катаклизмами.

     Исходя из приведенных выше факторов и условий развития современного капитализма, вытекает единственный вывод, что определяющей тенденцией современного мирового развития является интеграция человечества в единой глобальной экономической системе, или глобализация. Когда разрушение межгосударственных границ стало настоятельной потребностью современного развития. Да, государственные границы уже давно не совпадают границами экономическими и устанавливаемыми империалистами. Вот как колоритно говорит о том В.Подгузов: "…уже в начале ХХ века традиционные границы, проведенные молодой европейской буржуазией, не совпадали с объективными экономическими границами, которые возникли в результате образования империй монополистов, объединившихся в союзы монополистов, именно ради изменения границ своих империй. После того, как германские, итальянские и австрийские монополисты проиграли первую мировую войну английским и французским монополистам, то границы многих стран были в очередной раз «перерисованы» не на бумаге, а, прежде всего, реально. Их стало меньше. Германские реальные императоры, а не номинальный козел отпущения, Вильгельм, лишились своих заморских территорий, которые стали принадлежать английским и французским некоронованным императорам.

     После второй мировой войны реальная экономическая карта мира была перекроена еще раз. Колонии многих стран, чем дальше, тем больше, фактически стали принадлежать США. В 1991 году карта мира перекроилась еще раз. Многие бывшие страны социализма уже фактически принадлежат США и зависят от них больше, чем некоторые африканские страны. Правда…картографы продолжают раскрашивать ее во все цвета радуги, создавая иллюзию изобилия суверенных границ. Если же закрасить карту цветом тех монополий, которым объективно принадлежат и банки, и недра других стран, то карта мира станет в основном звездно-полосатого "цвета” с небольшими пятнышками "цвета” евро и мелкими крапинками "цвета” иены…”. И еще: "… все современные границы, кроме социалистических стран, НА САМОМ ДЕЛЕ, не являются границами Отечества, а лишь границами рынков той или иной группы капиталистов. По мере того, как изменяется соотношение сил капиталистов, меняются границы рынков, которые только для простаков выглядят как государственные”. Однако, несмотря на то, что, на деле, границы между государствами уже давно стали для капитала, а с ним и для мировых хозяйственных отношений, весьма условными, в наше время даже такая условность становится серьезной преградой для дальнейшего развития. Как человечества в целом, так и империалистических монополий. Современная степень концентрации производства и капитала в руках монополий, всемирная концентрация капитала и производства, восстановленный единый мировой капиталистический рынок - вот те факторы, которые создали потребность в очередном совершенствовании всего капиталистического способа хозяйствования и требуют разрушения всяких границ. То есть, поскольку возрастающие стремительными темпами возможности нынешнего экономического базиса снова перестают укладываться в рамки следующего за ним и отстающего от него развития надстроечного обеспечения, возникает объективная необходимость в их новом согласовании, приведении в соответствие. Современный экономический базис требует возведения над собой соответствующей ему современной организационно-политической надстройки. Безусловно, уже глобальных масштабов.

     Перспектива.

     Какой может быть эта надстройка? Исключительно в виде некой государственнической формы. Несмотря на исчезновение национально-государственных границ и образование единой глобальной общественно-политической системы. И это не явится парадоксом, ибо осуществляется капиталистами, в условиях господства капитализма и по принципам капитализма, как системы общественных отношений разделенной на классы с антагонистическими экономическими интересами. Марксизм определяет, что на "…определенной ступени экономического развития, которая необходимо связана была с расколом общества на классы, государство стало в силу этого раскола необходимостью”. (Энгельс, «Происхождение семьи, частной собственности и государства», Маркс и Энгельс, Соч., т.21, с.173). Что государство возникло из потребности держать в узде противоположность классов - чтобы противоположные классы "не пожрали друг друга” и держались в границах "порядка”. Для этого необходима сила, стоящая над обществом и умеряющая столкновение. И далее: "Государство есть продукт и проявление непримиримости классовых противоречий. Государство возникает там, тогда и постольку, где, когда и поскольку классовые противоречия объективно не могут быть примирены. И наоборот: существование государства доказывает, что классовые противоречия непримиримы”. (Ленин, «Государство и революция»). Исходя из этой марксистской диалектики, прямо вытекает, что создаваемая империалистами капиталистическая глобальная система, которая сохраняет классовое деление общества, не может существовать без силы, стоящей над ней, и обеспечивающей все политические условия для продолжения эксплуатации одного класса другим. В данном случае – эксплуатации мирового пролетариата мировыми монополистами. Подтверждением как раз такого хода развития является выход на передний план в современных международных отношениях именно силовой структуры сообщества империалистических стран - НАТО. Сегодня наивные обыватели удивляются, почему, мол, НАТО не ликвидируется вслед за поражением СССР. Ведь создавалось как военный противовес социализму. Однако для всякого последовательного марксиста предельно ясно, что сейчас НАТО отводится уже принципиально иная роль – стать силовой опорой будущего глобального буржуазного государства, фундаментом политической надстройки над экономическим базисом, о чем говорилось выше. Своеобразное повторение истории, когда возникновение государств начиналось с княжеских дружин и велось вокруг них. И в данном случае, опорными заделываются военно-полицейские структуры, как решающий элемент любой эксплуататорской, сегодня – буржуазной, государственности. Факт преобразования НАТО из оборонного блока в мирового жандарма в общественном мнении уже не подвергается сомнению. То есть, по образцу классического буржуазного национального государства строится новое, глобальное по масштабам, единое буржуазное государство. Естественно и разумно было бы предположить, что весь процесс глобального объединения народов обопрется на ООН, ибо именно эта организация наиболее полно и демократично представляет все мировое сообщество. Но нет. И причиной тому капитализм, который не признает равноправия, единственным способом выявления отношений полагает силу и всегда стремится к господству. Поэтому ООН на деле выводится из действенного процесса интеграции, превращается в международную "говорильню” с целью надувательства мирового "простонародья”, т.е. постепенно преобразуется в классический буржуазный парламент, теперь всемирный. В то же время, несомненно, экономической сущностью и этого мирового, глобального капиталистического государства останется господство монополий! Заметим, что в новых условиях, когда империалистические притязания монополий будут обузданы народами, борьба между монополистами ограничится обычными для капитализма конкурентными битвами за переделы сфер влияния.

     Таким образом, сегодня на повестку дня для капитализма становится необходимость создания единой глобальной хозяйственно-политической системы. Вынуждаемые объективными обстоятельствами, монополии начали практически решать эту задачу и развернули, поначалу стихийно и хаотично, в рамках тривиальной конкурентной борьбы, а потом и целенаправленно осознанно, процесс глобализации. Поскольку современный мир уже поделен между империалистическими монополиями, в соответствии с их нынешним состоянием сил, то весь процесс представляет собой новый экономико-политический передел мира. Сегодня имеется 3 основных монополистически-империалистических мировых центра – США, Евросоюз, Япония. (Россия пока видится достойным им соперником лишь в перспективе. Однако весьма опасным, что заставляет нынешних хозяев положения предусмотрительно ослаблять ее всячески уже сейчас). Империалисты каждого из них уже понимают перспективу развития, усматривая в нем собственные интересы и выгоды от совместной эксплуатации всего мира – его народов и богатств. Потому грызня за место и долю в новой мировой системе идет беспощадная. По сути, сегодня уже творится капиталистический отбор в ряды будущего единого глобального класса господ. То есть, аналогично предыдущему историческому процессу формирования господствующей элиты внутри отдельных общественных систем, началось формирование единой мировой господствующей элиты. Определяющим в этом процессе, в силу природы вершащего его капитализма, безусловно, выступает принцип силы. При помощи финансово-экономического давления, политического шантажа и подкупа, прямых военных акций и т.п., а сегодня еще и посредством всяких разноцветных "революций”, монополисты мира, в угоду своим прибылям, начали последовательно подчинять себе весь остальной мир, обустраивая его в единую унифицированную систему глобального грабежа и эксплуатации народов. Рано или поздно, но отселектированные в конкурентных и империалистических битвах монополии всех этих стран, совместно создадут единую общую государственную структуру, которая позволит им, за счет повышения эффективности и масштабов эксплуатации, прямого подчинения себе полезных ископаемых Земли и ее трудовых ресурсов, значительно увеличить свои прибыли. Без сомнения, львиную долю преимуществ отхватят себе монополии США. Они сегодня и стали лидером в захвате мира. Что не только превратило их в глазах народов в символ насилия и несправедливости, но, к сожалению, и исказило понимание истинного врага народов, отвлекло внимание от истинной причины всех бедствий человечества – собственно системы капитализма. В общем же итоге, государственно-обособленные формы империализма преобразуются в глобально-монополистические формы единого мирового государства. С этой целью уже созданы различные всемирные экономические, политические, организационные и даже принудительные учреждения всякого рода. Опорными конструкциями этой системы стали созданные в наше время Международный валютный фонд (МВФ), Всемирная торговая организация (ВТО), ряд всемирных банков (ВБ, ВБРР), иные финансово-производственные организации мирового уровня. Относительно Евросоюза (ЕС). Он также свидетельствует о правоте марксистского понимания диалектики развития современного капиталистического мира. Хотя первоначально образование ЕС и было связано с конкурентным противостоянием империалистов Европы экспансии империалистов США, однако сейчас, под силой обстоятельств, он все более трансформируется в прообраз всемирного буржуазного государства. Некоторые же его уже нынешние политические наработки, такие, к примеру, как совместная конституция стран ЕС, безусловно, станут правовой основой будущего мирового порядка.


Поиск
Архив материалов
Календарь
«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
                                                                                                                                                                                                                                                              E-mail: galcomm@yandex.ru   
Редакция несет полную ответственность за публикуемые материалыВсе материалы сайта могут использоваться без ограничений