ИНТЕРНЕТ-СПРАВОЧНИК
МАРКСИЗМА
Главная Выход | Вход
         УЧЕНИЕ МАРКСА           ВСЕСИЛЬНО,
ПОТОМУ ЧТО ОНО ВЕРНО
!
 Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Проект коммунистов РПУ (м-л)
Разделы сайта
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 21
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2018 » Март » 9 » МАНИФЕСТ  КОММУНИСТИЧЕСКОЙ  ПАРТИИ.  ХХI  ВЕК.
20:38
МАНИФЕСТ  КОММУНИСТИЧЕСКОЙ  ПАРТИИ.  ХХI  ВЕК.

МАНИФЕСТ  КОММУНИСТИЧЕСКОЙ  ПАРТИИ.  ХХI  ВЕК.

ПРЕДИСЛОВИЕ

     Задачей данного Манифеста является удостоверить установленную в «Коммунистическом Манифесте» Маркса и Энгельса неизбежно предстоящую гибель современной буржуазной собственности, а также усовершенствовать теоретическую и практическую программу коммунистических партий. Ввиду стремительного развития крупной промышленности за последующие полтора столетия и сопутствующего ему роста партийных организаций рабочего и пролетарского движения; ввиду практического опыта Великой Октябрьской Социалистической революции в России, социалистических революций в других странах мира и более чем вековой практики социалистического созидания, когда политическая власть находилась в руках пролетариата, прежняя программа местами устарела. В частности в ходе прошедших революций было доказано, что рабочий класс не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить ее в ход для своих собственных целей; что если все прошедшие перевороты усовершенствовали ее, то рабочий класс должен разрушить весь государственный аппарат и заменить его новым, состоящим из вооруженных рабочих; что государство периода революционного превращения капиталистического общества в социалистическое не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата. Таково предварительное условие всякой действительно народной революции. Был также дан ответ на вопрос о возможности ниспровержения капитализма в отдельных странах и практически показан путь его осуществления. Ввиду того, что практическое применение основных положений, как гласит сам «Манифест», повсюду и всегда зависит от существующих исторических условий и никаким революционным мероприятиям выдвинутым ранее не придается самодовлеющее значение, то возникла необходимость в отдельных местах внести некоторые исправления и дополнения, вплоть до нового изложения отдельных положений. Вместе с тем, как ни сильно изменились условия за прошедшие годы, но развитые в первом Манифесте общие основные положения остаются в целом совершенно правильными и по настоящее время.

     В наше время коммунистическое движение переживает период разброда, распада, шатаний. При этом розно идут только руководители – партии, тогда как само движение продолжает расти и делает шаги вперед. Борьба захватывает все новые слои трудящихся и распространяется по всему миру. Однако подготовка партий пасует перед широтой и силой стихийного подъема. Только из-за их пассивности и отсталости социализм сейчас перестал быть целостной революционной теорией и превратился в мешанину, которую свободно разбавляют всякие теоретизирующие проходимцы, лозунг классовая борьба не толкает вперед к все более широкой, все более энергичной деятельности, идея партии не служит призывом к созданию боевой организации революционеров, а оправдывает всякую «революционную» канцелярщину и ребяческие игры в «демократические» реформы. Но при всем том, мы твердо верим в конец этого абсурда, в восстановление и упрочение воинствующего марксизма, в восстановление революционности коммунистических партий. Верим, что из кризиса коммунисты выйдут окрепшими и возмужавшими, что на смену нынешнего оппортунистического арьергарда выступит действительно передовая партия самого революционного класса – класса рабочих. Пока же, когда волна стихийного возмущения захлестывает коммунистов, как руководителей и организаторов освободительного движения, особенно необходима самая непримиримая борьба за чистоту марксизма, его революционных идей, борьба против всякой отсталости, против всякой узости в революционном деле. Чтобы в момент великих событий или тяжелых испытаний коммунисты были во всеоружии. Пора уже коммунистам ХХI века, оправившись от империалистических ударов конца ХХ века против КПСС, СССР, компартий и социалистических государств Восточной Европы, против коммунистического, рабочего и национально-освободительного движения и трудящихся всего мира вновь, открыто и на современном уровне изложить свои взгляды, цели, стремления, как это сделали К.Маркс и Ф.Энгельс в веке ХIХ. Подтвердить тем правильность марксистско-ленинской оценки характера современной эпохи, ее содержания и основных тенденций, как эпохи перехода от капитализма к социализму и коммунизму. Наперекор всем буржуазным партиям и пробуржуазно-оппортунистическим силам, стремящимся если не искоренить прямо коммунистические мечтания людей, то лукавством опорочить их и оборотить в несбыточные грезы.

     С этой целью был составлен настоящий «Манифест», который является воспроизведением и продолжением «Манифеста коммунистической партии» Карла Маркса и Фридриха Энгельса – основоположников целостного учения об общественной жизни. Того учения, которое раскрыло сущность современного капиталистического хозяйства, превратило социализм из утопии в науку, установило твердые основания этой науки и наметило путь, по которому должно идти. Это учение вошло в историю и остается в современной практике коммунистов как марксизм-ленинизм, хотя для исторической полноты с полным основанием может называться «марксизм-энгельсизм-ленинизм-сталинизм-маодзедунизм-кимирсенизм-кимчениризм», т.е. по именам той великой плеяды коммунистов-теоретиков и практиков социалистической революции, которые внесли выдающуюся лепту в ее развитие.

     Предлагаемый «Манифест коммунистической партии. ХХI век» имеет целью вооружение пролетариата, особо его передовой части – промышленного рабочего класса, стратегией и тактикой антикапиталистической борьбы в сегодняшних условиях для достижения окончательной победы над капитализмом и утверждения нового, социалистического порядка общественных отношений.

 

I

БУРЖУА  И  ПРОЛЕТАРИИ

 

     История всех до сих пор существовавших обществ с момента появления собственности была историей борьбы классов.

     Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, буржуа и пролетарий, короче, угнетающий и угнетаемый, эксплуататор и эксплуатируемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов.

     В предшествующие исторические эпохи мы находим почти повсюду полное расчленение общества на различные сословия,- целую лестницу различных общественных положений. В Древнем Риме мы встречаем патрициев, всадников, плебеев, рабов; в средние века - феодальных господ, крепостных, вассалов, цеховых мастеров, подмастерьев, и к тому же почти в каждом из этих классов - еще особые градации.

     Вышедшее из недр погибшего феодального общества современное буржуазное общество не уничтожило классовые противоречия. Оно только поставило новые классы, новые условия угнетения и новые формы борьбы на место старых. При этом упростило классовые противоречия, все более и более раскалывая общество на два большие враждебные лагеря, на два большие стоящие друг против друга класса – буржуазию и пролетариат.нлько поставило новые классы, новые условия угнетения и новые формы борьбы на место старых.

е противоречия.

     Из крепостных средневековья вышло свободное население первых городов; из этого сословия горожан развились первые элементы буржуазии.

     Открытие Америки и морского пути вокруг Африки создало для подымающейся буржуазии новое поле деятельности. Остиндский и китайский рынки, колонизация Америки, обмен с колониями, увеличение количества средств обмена и товаров вообще дали неслыханный до тех пор толчок торговле, мореплаванию, промышленности и тем самым вызвали в распадавшемся феодальном обществе быстрое развитие революционного элемента.

     Прежняя феодальная, или цеховая, организация промышленности более не могла удовлетворить спроса, возраставшего вместе с новыми рынками. Место ее заняла мануфактура. Цеховые мастера были вытеснены промышленным средним сословием; разделение труда между различными корпорациями исчезло, уступив место разделению труда внутри отдельной мастерской.

     Но рынки все росли, спрос все увеличивался. Удовлетворить его не могла уже и мануфактура. Тогда пар и машина, а затем электричество произвели революцию в промышленности. Место мануфактуры заняла крупная промышленность, место промышленного среднего сословия заняли миллионеры-промышленники, предводители целых промышленных армий, буржуа ХIХ века.

     Крупная промышленность создала всемирный рынок, подготовленный открытием Америки. Всемирный рынок вызвал колоссальное развитие торговли, мореплавания, воздухоплавания и средств сухопутного сообщения. Это в свою очередь оказало воздействие на расширение промышленности, и в той же мере, в какой росли промышленность, торговля, мореплавание, воздухоплавание, железные дороги, развивалась буржуазия, она увеличивала свои капиталы и оттесняла на задний план все классы, унаследованные от средневековья. Таким образом, буржуазия ХIХ века сама являлась продуктом длительного процесса развития, ряда переворотов в способе производства и обмена.

     Каждая из этих ступеней развития буржуазии сопровождалась соответствующим политическим успехом этого класса. Угнетенное сословие при господстве феодалов, вооруженная и самоуправляющаяся ассоциация в коммуне, тут - независимая городская республика, там - третье, податное сословие монархии, затем, в период мануфактуры, - противовес дворянству в сословной или в абсолютной монархии и главная основа крупных монархий вообще, наконец, со времени установления крупной промышленности и всемирного рынка, она завоевала себе исключительное политическое господство в представительном государстве. Современная государственная власть - это только комитет, управляющий общими делами всего класса буржуазии.

     В своё время буржуазия сыграла в истории чрезвычайно революционную роль. Буржуазия повсюду, где она достигла господства, разрушила все феодальные, патриархальные, идиллические отношения. Безжалостно разорвала она пёстрые феодальные путы, привязывавшие человека к его "естественным повелителям", и не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного "чистогана". В ледяной воде эгоистического расчета потопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности.

     Буржуазия превратила личное достоинство человека в меновую стоимость и поставила на место бесчисленных пожалованных и благоприобретенных свобод одну бессовестную свободу торговли. Словом, эксплуатацию, прикрытую религиозными и политическими иллюзиями, она заменила эксплуатацией открытой, бесстыдной, прямой, черствой.

     Буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до тех пор считались почетными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, учителя, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наемных работников.

     Буржуазия сорвала с семейных отношений их трогательно сентиментальный покров и свела их к чисто денежным отношениям.

     Буржуазия показала, что грубое проявление силы в средние века, вызывающее такое восхищение у реакционеров, находило себе естественное дополнение в лени и неподвижности. Она впервые показала, чего может достигнуть человеческая деятельность. Она создала чудеса искусства, но совсем иного рода, чем египетские пирамиды, римские водопроводы и готические соборы; она совершила совсем иные походы, чем переселение народов и крестовые походы.

     Буржуазия не может существовать, не вызывая постоянно переворотов в орудиях производства, не революционизируя, следовательно, производственных отношений, а, стало быть, и всей совокупности общественных отношений.

     Напротив, первым условием существования всех прежних промышленных классов было сохранение старого способа производства в неизменном виде. Беспрестанные перевороты в производстве, непрерывное потрясение всех общественных отношений, вечная неуверенность и движение отличают буржуазную эпоху от всех других. Все застывшие, покрывшиеся ржавчиной отношения, вместе с сопутствующими им, веками освященными представлениями и воззрениями, разрушаются, все возникающие вновь оказываются устарелыми, прежде чем успевают окостенеть. Все сословное и застойное исчезает, все священное оскверняется, и люди приходят, наконец, к необходимости взглянуть трезвыми глазами на свое жизненное положение и свои взаимные отношения.

     Потребность в постоянно увеличивающемся сбыте продуктов гонит буржуазию по всему земному шару. Всюду должна она внедриться, всюду обосноваться, всюду установить связи, всюду вытеснить конкурентов.

     Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление всех стран космополитическим. К великому огорчению реакционеров она вырвала из-под ног промышленности национальную почву. Исконные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем. Их вытесняют новые отрасли промышленности, введение которых становится вопросом жизни для всех цивилизованных наций, - отрасли, перерабатывающие уже не местное сырье, а сырье, привозимое из самых отдаленных областей земного шара, и вырабатывающие фабричные продукты, потребляемые не только внутри данной страны, но и во всех частях света. Вместо старых потребностей, удовлетворявшихся отечественными продуктами, возникают новые, для удовлетворения которых требуются продукты самых отдаленных стран и самых различных климатов. На смену старой местной и национальной замкнутости и существованию за счет продуктов собственного производства приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга. Это в равной мере относится как к материальному, так и к духовному производству. Плоды духовной деятельности отдельных наций становятся общим достоянием и приобретают характер производительной силы, прямо влияя на общественную производительность труда. Национальная односторонность и ограниченность, национально-натуральное хозяйствование становятся все более и более невозможными, и из множества национальных и местных литератур и искусств образуются одна всемирная литература и одно искусство.

     Буржуазия быстрым усовершенствованием всех орудий производства и бесконечным облегчением средств сообщения вовлекает в цивилизацию все, даже самые варварские, нации. Дешевые цены ее товаров, наиболее благоприятное соотношение свойств, качества и цены товаров - вот та тяжелая артиллерия, с помощью которой она ядрами конкуренции разрушает все китайские стены и принуждает к капитуляции самую упорную ненависть варваров к иностранцам. Под страхом гибели заставляет она все нации принять буржуазный способ производства, заставляет их вводить у себя свою так называемую цивилизацию, т. е. становиться буржуа. Словом, она создает себе мир по своему образу и подобию.

     Буржуазия подчинила деревню господству города. Она создала огромные города, в высокой степени увеличила численность городского населения по сравнению с сельским и вырвала таким образом значительную часть населения из идиотизма деревенской жизни. Так же как деревню она сделала зависимой от города, так варварские и полуварварские страны она поставила в зависимость от стран цивилизованных, крестьянские народы - от буржуазных народов, Восток - от Запада.

     Буржуазия все более и более уничтожает раздробленность средств производства, собственности и населения. Она сгустила население, централизовала средства производства, концентрировала собственность в руках немногих. Необходимым следствием этого была политическая централизация. Независимые, связанные почти только союзными отношениями области с различными интересами, законами, правительствами и таможенными пошлинами, оказались сплоченными в одну нацию, с одним правительством, с одним законодательством, с одним национальным классовым интересом, с одной таможенной границей.

     Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства до появления «Манифеста коммунистической партии» К.Маркса и Ф.Энгельса создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые, и продолжала их развитие. Покорение сил природы, машинное производство, применение физики, химии и биологии в промышленности и земледелии, паровое, дизельное и атомное судоходство, разнообразная энергетика, железные и автомобильные дороги, самолёты и вертолёты, электростанции и электрический телеграф, роботизация и электронизация всего и вся, освоение для земледелия целых частей света, целые, словно вызванные из-под земли, массы населения, - какое из прежних столетий могло подозревать, что такие производительные силы дремлют в недрах общественного труда!

     Итак, мы видели, что средства производства и обмена, на основе которых сложилась буржуазия, были созданы в феодальном обществе. На известной ступени развития этих средств производства и обмена отношения, в которых происходили производство и обмен феодального общества, феодальная организация земледелия и промышленности, одним словом, феодальные отношения собственности уже перестали соответствовать развившимся производительным силам. Они тормозили производство, вместо того чтобы его развивать. Они превратились в его оковы. Их необходимо было разбить, и они были разбиты. Место их заняла свободная конкуренция, с соответствующим ей общественным и политическим строем, с экономическим и политическим господством класса буржуазии.

     Подобное же движение совершается в наше время. Буржуазное общество с его буржуазными отношениями производства и обмена, буржуазными отношениями собственности, создавшее могущественные средства производства и обмена, походит на волшебника, который не в состоянии более справиться с подземными силами, вызванными его заклинаниями. Почти сразу с установлением господства буржуазии история промышленности и торговли представляет собой лишь историю возмущения производительных сил против производственных отношений, против тех отношений собственности, которые являются условием существования буржуазии и ее господства.

     Достаточно указать на торговые, производственные, финансовые и прочие системные кризисы, которые, возвращаясь периодически, все более и более грозно ставят под вопрос существование всего буржуазного общества. Во время кризисов каждый раз уничтожается значительная часть не только изготовленных продуктов, но даже созданных уже производительных сил. Во время кризисов разражается общественная эпидемия, которая всем предшествующим эпохам показалась бы нелепостью, - эпидемия «перепроизводства». Общество отбрасывается назад к состоянию варварства, как будто голод, всеобщая опустошительная война лишила его жизненных средств, кажется, что промышленность, торговля уничтожены, - и почему? Потому, что общество обладает слишком большой цивилизацией, имеет слишком много жизненных средств, располагает слишком большой промышленностью и торговлей. Буржуазные отношения слишком узки, чтобы вместить созданное ими богатство. «Изобилие становится источником нужды и лишений» (Фурье). Производительные силы, находящиеся в его распоряжении, не служат более развитию буржуазной цивилизации и буржуазных отношений собственности. Они стали непомерно велики для этих отношений и буржуазные отношения задерживают их развитие. Когда же производительные силы начинают преодолевать эти преграды, то приводят в расстройство все буржуазное общество, ставят под угрозу существование буржуазной собственности. Каким путем преодолевает буржуазия кризисы? С одной стороны, путем вынужденного уничтожения целой массы производительных сил, с другой стороны, путем завоевания новых рынков и более основательной эксплуатацией старых. То есть тем, что она подготовляет более всесторонние и более сокрушительные кризисы и уменьшает средства противодействия им.

     Оружие, которым буржуазия ниспровергла феодализм, направляется теперь против самой буржуазии.

     На рубеже 19-20-го веков капитализм перешел в высшую стадию своего развития, в стадию империализма. Концентрация капитала и производства породили монополии, что означало качественно новое состояние капитализма и привело к качественным изменениям во всей системе его производственных отношений. Из капитализма эпохи господства свободной конкуренции вырос монополистический капитализм. Вследствие того видоизменились действия его экономических законов, появились новые закономерности его развития, а некоторые основные свойства капитализма стали превращаться в свою противоположность. Произошли качественные сдвиги и в международных экономических отношениях капитализма, резко усилились империалистские устремления отдельных капиталистических монополий и капиталистических государств в целом. Все это определило империализм, как капитализм стадии, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрел выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами.  В диалектической взаимосвязи и взаимообусловленности этих признаков выражена суть империалистического капитализма. В дальнейшем произошли существенные изменения и в самой системе производственных отношений монополистического капитализма. Углубление всего комплекса противоречий в условиях империализма, обострения конфликта между производительными силами и способом производства, привело к возникновению государственно-монополистической системы капитализма. Катастрофический экономический кризис 30-х годов обнаружил несостоятельность частно-капиталистического стихийного рыночного механизма к дальнейшему управлению производительными силами и выявил необходимость дополнения его общественным вмешательством в экономику, что действие его должно быть дополнено широким вмешательством государства, как действенного управляющего элемента, в экономику. Капитализм был вынужден перейти к систематическому государственному регулированию своей экономики. На деле произошло фактическое дополнение экономических принципов функционирования капитализма элементами будущей социалистической системы общественных отношений. Что явилось не просто следствием неких чрезвычайных обстоятельств, но исходило из самой природы империализма, было объективно обусловлено природой капитализма, развитие которого вперед было возможным не иначе, как через государственно-монополистический капитализм (ГМК). Вместе с тем, соединение гигантской силы капитализма с гигантской силой государства в единый механизм объединило десятки миллионов людей в одну организацию государственного капитализма. Здесь развитие капитализма вышло за обычные рамки, напрямую поставив на очередь дня регулирование производства и распределения в общегосударственном масштабе, а механизм общественного хозяйствования уже подготовлен. Частичное обобществление производства под управлением государства обеспечило для такого вмешательства экономическую возможность. В данном случае тенденции развития капитализма соответствуют и реализуют общие тенденции прогрессивного развития производства, стремящегося к полному объединению и осознанному управлению. В последующем государственно-монополистические отношения проникли во все отрасли капиталистической экономики и без них, без самого широкого и систематического участия государства в хозяйственных процессах, вне переплетения государства и монополий и их совместного хозяйничанья процесс капиталистического воспроизводства становится вообще невозможным.

     Одновременно формировались международные формы государственно-монополистического капитализма и создавались объединения капиталистических государств, что стало внедрением еще одного элемента социалистических отношений для поддержки изживающих себя отношений капиталистических. Такими явились глобальные монополии и межгосударственные объединения в виде Евросоюза и других подобных ему организаций. Подлинное объединение производств и народов, вплоть до их сплочения в единую общечеловеческую ассоциацию, возможно лишь при социализме и коммунизме. Однако монополистический капитал не может не считаться с требованиями прогресса, для которого все более требуется неограниченное обобществление производства, централизация управления производительными силами, планомерность и рациональность хозяйствования, общественный механизм регулирования экономики, а потому вынужден, насколько это можно при капиталистических отношениях, приспосабливаться к ним. В частности, создавая всевозможные суррогаты объединений, что монополий разных стран, что их государств, функционирование которых укладывается в капиталистические производственные отношения.

     Новые возможности значительно усилили процесс концентрации производства и капитала в руках монополий, чем обусловили нарастание их империалистических устремлений. Возросшая сила и погоня за максимальной прибылью двинула наиболее мощные из них на путь прямого закабаления всего мира. Развернулся процесс глобализации, на деле представляющий непосредственное подчинение всех народов небольшой кучке монополистических олигархов и установление ими своего мирового, как экономического, так и политического господства. При этом ее экономической сутью продолжают оставаться монополии.  Таким образом, глобализация есть современная, более зрелая, форма империализма. Если монополии стали высшим пределом капиталистического развития производительных сил, то глобализм, явился высшей формой его империалистического развития. Вместе с тем здесь пороки и противоречия капитализма достигают такой остроты, что ставят под вопрос само существование человеческой цивилизации, ибо их разрешение способно привести к всеобщей мировой войне с неизбежным использованием новейших научно-технических достижений в физике, химии, биологии, электронике, водоплавании и воздухоплавании, даже космических достижений и т.д. Такая война, если позволить ей разразиться, станет для человечества последней.

     Войны являются непременным атрибутом существования капитализма вообще. Они коренятся в самой сущности капитализма и прекратятся лишь тогда, когда перестанет существовать капиталистический строй. Буржуазия постоянно ведет непрерывную борьбу между собой, с буржуазией всех других стран, классовую борьбу с пролетариатом. Борьба за рынки и грабеж чужих стран, стремление пресечь революционное движение пролетариата и демократии внутри стран, стремление одурачить, разъединить и перебить пролетариев всех стран, натравив наемных рабов одной нации против наемных рабов другой – таково реальное содержание и значение войн при капитализме. В эпоху империализма войны приобрели глобальный масштаб, особенную ожесточенность и разрушительные возможности. Их ведут, главным образом, передовые нации, угнетающие другие народы, угнетающие большую часть населения земли. На нынешнем этапе империализм, уже развязавший две империалистические мировые войны в ХХ-м веке, несёт в себе опасность Третьей мировой войны. В отличие от двух первых, которые были войнами империалистических монополий и их государств между собой за передел мира, установление новых сфер господства, дележа колоний и грабежа чужих земель, особенностью новой становится установление небольшой кучкой мировых олигархов своего полного господства над всем миром, образование своего глобального квазигосударства.

     Империалистически-буржуазной войне, войне высоко развитого капитализма объективно может противостоять, с точки зрения развития вперед, с точки зрения пролетариата, только война против буржуазии, гражданская война пролетариата с буржуазией за власть. Поэтому коммунисты вполне признают законность, прогрессивность и необходимость гражданских войн, т.е. войн угнетенного класса против угнетающего, рабов против рабовладельцев, наемных рабочих против буржуазии. Ибо они понимают неизбежную связь войны с борьбой классов внутри страны и невозможность уничтожить войны без уничтожения классов и создания социализма. Чтобы устранить неизбежность войн нужно уничтожить империализм. Существующее демократическое движение за мир, как движение за сохранение мира, способно привести лишь к предотвращению данной войны, к временной ее отсрочке, к отставке воинствующего правительства и замене его другим правительством, готовым временно сохранить мир. Но оно не может устранить неизбежность войн вообще. Пока сохраняется империализм, пока он остается в силе, остается в силе и неизбежность войн. Единственное средство сохранения человечества в современных условиях – осуществление в мировом масштабе той революции, начало которой положил октябрь 1917 года в России.

     Важнейшее значение в развитии капитализма в ХХ-м веке имело возникновение и существование системы социализма, а также национально-освободительная борьба колониальных народов, лишившая капитализм многих источников его экономической силы. Борьба двух систем, через разные передаточные элементы - рост доли социализма в мировой экономике и значения в мировой политике; пример безкризисности его развития и темпов роста в сравнении с кризисными муками капиталистических экономик и фактически символическим ростом производства; надежность и стабильность положения трудящихся социалистических стран, постоянно растущий уровень их жизни, ее активный созидательно-творческий характер в отличие от массовой безработицы, жизненного прозябания и жестокой борьбы за выживание в странах капитализма, преобразовывалась в экономические и социальные факторы, обусловливающие все процессы общественного развития.

     Но буржуазия не только выковала оружие, несущее ей смерть; она породила и людей, которые направят против нее это оружие, - современных рабочих, пролетариев, наёмных рабов капитала.

     В той же самой степени, в какой развивается буржуазия, т. е. капитал, развивается и пролетариат, как вся масса неимущего и эксплуатируемого капиталом населения. Прогресс промышленности опускает в ряды пролетариата целые его классы и слои или, по крайней мере, ставит под угрозу условия их жизни. Частью оттого, что их маленького капитала недостаточно для ведения крупных промышленных предприятий и они не выдерживают конкуренции с более крупными капиталистами, частью потому, что их профессиональное мастерство обесценивается в результате введения новых методов производства. Так рекрутируется пролетариат из всех классов общества.

     В жизненных условиях пролетариата фактически отсутствуют жизненные условия буржуазного общества. У пролетариата нет собственности; его семейные отношения не имеют ничего общего с буржуазными семейными отношениями; современное иго капитала, одинаковое как в Англии, так и во Франции, как в Америке, так и в Германии, стерли с него всякий национальный характер; законы, мораль, религия – все это для него не более как буржуазные предрассудки, за которыми скрываются буржуазные интересы. 

     Наряду с тем, из общей пролетарской массы выделяется класс современных промышленно-заводских работников. Это класс рабочих, которые только тогда и могут существовать, когда находят работу, а находят ее лишь до тех пор, пока их труд увеличивает капитал. Эти рабочие, вынужденные продавать свою рабочую силу поштучно, представляют собой такой же товар, как и всякий другой предмет торговли, а потому в равной мере подвержены всем случайностям конкуренции, всем колебаниям рынка.

     Со времен Маркса в коммунистическом движении исторически утвердилось тождество понятий «пролетариат» и «рабочий класс». Что было справедливо в условиях зарождающегося капитализма. Однако развитие промышленности привело не только к количественному увеличению пролетариата, но и к  качественному его расслоению, к образованию различных и весьма многочисленных пролетарских классов, слоев и групп со своими собственными особыми интересами и принципами, которые в своей совокупности образуют классовую структуру общества. Таковыми являются рабочие промышленных предприятий, крестьянство, интеллигенция, мелкие собственники, торговцы, служащие, чиновники. Все вместе они складываются в единый пролетарский класс, как класс, лишенный орудий и средств производства при системе производства, когда орудия и средства производства принадлежат капиталистам, а значит, как класс, эксплуатируемый и угнетаемый капиталистами. В силу такого их положения в каждом из них складывается разной степени остроты враждебность к капиталу, капиталистам, капитализму в целом и каждый неизбежно ведет с ними свою борьбу. Однако из всех классов, слоев и групп, которые противостоят буржуазии, только класс промышленных рабочих представляет собой действительно революционный класс. Все прочие классы приходят в упадок и уничтожаются с развитием крупной промышленности, а потому все они борются с буржуазией для того, чтобы спасти свое существование от гибели, как средних сословий. Они, следовательно, не революционны, а консервативны. Даже более, они реакционны, т.к. стремятся повернуть назад колесо истории. При этом сами условия раздробленной, единичной, мелкой эксплуатации, в которых они большей частью пребывают, не позволяют им уразуметь классовой солидарности, не дают возможности объединиться, поняв, что причина угнетения не та или другая личность, а вся общественная система. Если они революционны, то постольку, поскольку они защищают не свои настоящие, а свои будущие интересы, поскольку они покидают свою собственную точку зрения для того, чтобы встать на классовую точку зрения пролетариата. В свою очередь класс рабочих есть собственный продукт крупной промышленности, а потому завоевать общественные производительные силы он может лишь уничтожив свой собственный нынешний способ присвоения, а тем самым и весь существовавший до сих пор способ присвоения в целом. У рабочих нет ничего своего, что надо было бы им охранять, они должны разрушить все, что до сих пор охраняло и обеспечивало частную собственность. иупной промышленностие дуктом капитализма, поскольку именно его трудом создаются капиталыьный характерональный характер; законВместе с тем только крупная машинная индустрия создает материальные условия и социальные силы, необходимые для ниспровержения капитализма. Только крупный капитализм разрывает всякую связь работника со старым обществом, с определенным местом и определенным эксплуататором, объединяет его, заставляет мыслить и ставит в условия, дающие возможность начать и вести борьбу. Дело не в том, в чем в данный момент видит свою цель тот или иной рабочий или даже весь рабочий класс. Дело в том, что такое рабочий класс на самом деле и что он, сообразно своему бытию, исторически вынужден будет делать. Его роль и его историческое дело самым ясным и непреложным образом предуказываются его собственным жизненным положением, равно как и всей организацией современного буржуазного общества. В капиталистическом обществе у него нет ничего своего, что надо было бы охранять, а его положение представляет собой наиболее острое и обнаженное проявление современных социальных бедствий. Весь ход капиталистической истории показывает, что именно положение рабочего класса является действительной основой и исходным пунктом всех социальных движений современности.

     Вследствие возрастающего применения машин и разделения труда, труд рабочего утратил всякий самостоятельный характер, а вместе с тем и всякую привлекательность для него. Рабочий стал простым придатком машины, конвейера и компьютера, от него требуются только самые простые, самые однообразные, легче всего усваиваемые приемы. Издержки на рабочего сводятся поэтому почти исключительно к жизненным средствам, необходимым для его содержания и продолжения его рода. Но цена всякого товара, а, следовательно, и труда, равна издержкам его производства. Поэтому в той же самой мере, в какой растет непривлекательность труда, уменьшается заработная плата. Больше того: в той же мере, в какой возрастает применение машин и разделение труда, возрастает и тяжесть труда, за счет ли увеличения числа рабочих часов, или же вследствие увеличения количества труда, требуемого в каждый данный промежуток времени, ускорения хода машин, конвейера и т. д.

     К середине ХIX века промышленность превратила маленькую мастерскую патриархального мастера в крупную фабрику промышленного капиталиста. Массы рабочих, скученные на фабрике, организовывались по-солдатски. Как рядовые промышленной армии, они становились под надзор целой иерархии унтер-офицеров и офицеров. Они - рабы не только класса буржуазии, буржуазного государства, ежедневно и ежечасно порабощает их машина, надсмотрщик и, прежде всего, сам отдельный буржуа-фабрикант. Эта деспотия тем мелочнее, ненавистнее, она тем больше ожесточает, чем откровеннее ее целью провозглашается нажива.

     Чем менее искусства и силы требует ручной труд, т. е. чем более развивается современная промышленность, тем более мужской труд вытесняется женским и детским. По отношению к рабочему классу различия пола и возраста утрачивают всякое общественное значение. Люди существуют лишь как рабочие инструменты, требующие различных издержек в зависимости от возраста и пола.

     Когда заканчивается эксплуатация рабочего фабрикантом и рабочий получает, наконец, свою заработную плату, на него набрасываются другие части буржуазии – домовладелец и коммунальные службы, лавочник, спекулянт, ростовщик, продавец услуг и развлечений и т. п.

     Но капитал не только давит, угнетает, ведет рабочих к вырождению и нищете. Он развивает, организует, дисциплинирует их. Собирает большими массами в крупных городах, сплачивает, обучает совместным действиям, дает необходимое для процесса производства современное образование.

Вместе с тем передает рабочим и пролетариату в целом элементы просвещения и прогресса, которые им приносят сталкиваемые в ряды пролетариата слои господствующего класса. Буржуазия, ведущая постоянную борьбу между собой и против буржуазии всех зарубежных стран, во всех этих битвах вынуждена обращаться к пролетариату, призывать его на помощь и вовлекать его таким образом в политическое движение. Она, следовательно, сама передает пролетариату элементы своего собственного образования, т. е. оружие против самой себя. Вообще столкновения внутри буржуазного общества во многих отношениях способствуют процессу развития пролетариата. Наконец, небольшая часть господствующего класса, которая отрекается, особо в период приближения классовой борьбы к развязке, от него и примыкает к революционному классу, к тому классу, которому принадлежит будущее. Как прежде часть дворянства переходила к буржуазии, так теперь часть буржуазии переходит к пролетариату, прежде всего, часть буржуа-идеологов, которые возвысились до теоретического понимания всего хода исторического движения. Капитализм сам творит своего «могильщика».

     С развитием капитализма рабочие, побуждаемые условиями своей жизни, начинают выступать и восставать против существующего строя уже не как отдельные рабочие или сотни и тысячи их, но все вместе, как единый класс со своими особыми интересами и принципами, действуя по общему плану и объединенными силами. В то же время, их движение оставалось мелочным, раздробленным, не приобретало политического значения, пока не было освещено передовой наукой, пока не слилось с социализмом. При таком слиянии классовая борьба рабочих превращается в сознательную борьбу пролетариата за свое освобождение от эксплуатации со стороны имущих классов, вырабатывается высшая форма социалистического рабочего движения – самостоятельная рабочая коммунистическая партия. У пролетариата нет иного оружия в борьбе за власть, кроме организации. Разъединяемый господством анархической конкуренции в буржуазном мире, придавленный подневольной работой на капитал, отбрасываемый постоянно «на дно» постоянной нищеты, одичания и вырождения, пролетариат может стать и неизбежно станет непобедимой силой благодаря тому, что идейное объединение его принципами коммунизма закрепляется материальным единством организации, сплачивающей миллионы трудящихся в армию рабочего класса. Перед этой армией капитализму не устоять. Эта армия все теснее и теснее будет смыкать свои ряды, несмотря ни на какие зигзаги и шаги назад, несмотря на оппортунистические фразы, несмотря на блестки и шумиху интеллигентского анархизма. Такое единение превращает рабочих в организованный и сознательный, а значит, передовой авангард революции, в ее вождя и ведущую движущую силу. Вместе с тем, выражающий объективную истину классовой борьбы, рабочий класс поднимает на борьбу против господства капитала всю стоящую между ним и буржуазией разношерстную и разноголосую, пеструю и внешне-раздробленную массу населения. Он не позволит превратить трудящихся в апатичные, тупые, более или менее сытно накормленные орудия производства, а пробудит их энергию, сплотит их в единый великий союз и поведет на завоевание власти, осуществление всех необходимых мер по ниспровержению буржуазии и построение социалистического общества.

     Потому именно на рабочий класс, класс промышленно-заводских рабочих, обращается особое внимание и именно он, а не вообще пролетариат, определяется как действительно революционный класс, как «могильщик» капитализма. Как класс вождь и авангард всего общего революционно-преобразовательного движения, который единственно, несмотря на свою относительно небольшую численность, способен объединить, сплотить, повести за собой всю угнетаемую пролетарскую массу и привести ее к освобождению и к коммунизму. Когда передовые представители этого класса усвоят идеи социализма, идеи о своей исторической миссии в преобразовании общества, и когда эти идеи получат широкое распространение среди рабочих и в пролетарской массе, тогда рабочий класс, поднявшись во главе всех пролетарских сил, поведет их прямой дорогой политической борьбы к победоносной коммунистической революции.

Просмотров: 35 | Добавил: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Архив материалов
Календарь
«  Март 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
                                                                                                                                                                                                                                                              E-mail: galcomm@yandex.ru   
Редакция несет полную ответственность за публикуемые материалыВсе материалы сайта могут использоваться без ограничений