ИНТЕРНЕТ-СПРАВОЧНИК
МАРКСИЗМА
Главная Выход | Вход
         УЧЕНИЕ МАРКСА           ВСЕСИЛЬНО,
ПОТОМУ ЧТО ОНО ВЕРНО
!
 Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Проект коммунистов РПУ (м-л)
Разделы сайта
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 21
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2013 » Декабрь » 20 » СОЦИАЛИЗМ В МАРКСИЗМЕ
12:28
СОЦИАЛИЗМ В МАРКСИЗМЕ

СОЦИАЛИЗМ  В  МАРКСИЗМЕ

      Обратиться к вопросу о социализме заставляет тот вызывающий сожаление факт, что на сегодняшний день он оказывается едва ли не самым сложным и запутанным в понимании современных коммунистов. То, что человечество движется к социализму, сегодня мало у кого вызывает сомнение. Однако что собой представляет собственно социализм для многих остается чем-то более мечтательно-умозрительным, чем конкретным. Самым показательным примером тому может быть бытующее среди некоторой их части мнение о существовании какого-то социализма в Швеции. До какой степени надо извратить представление о социализме, чтобы усмотреть общество равенства, братства и справедливости под монархическим скипетром. К сожалению, подобные представления появились не случайно, а есть следствие теоретических недоработок сегодняшнего коммунистического движения и являются свидетельством поражений коммунистов в классовой идеологической борьбе. Оговорим, поражений не объективных идеологических принципов социализма и коммунизма, а лишь субъективного их познания и осуществления. Нельзя сказать, что исследования социализма не ведутся вообще. Однако зачастую они проводятся либо малограмотными любителями, либо носителями профессорских званий, но не сумевшими постичь суть исторического движения, а потому пытающимися искать научную истину не в движении истории вперед, а в своих собственных головах. Аналогично первым социалистам-утопистам. Но если те были вынуждены апеллировать к разуму и искусственно конструировать элементы нового общества из головы, т.к. жизнь еще не проявила исторические условия преобразования общества и они не находили ни в самом обществе материальных условий его преобразования, ни в рабочем классе организованной и сознательной силы преобразований, то современные являются утопистами лишь в силу собственного невежества. Не умеющими либо не желающими глубоко вникать в происходящие события и понимать суть объективного хода истории. Надо отметить, что в последнее время особо выдвинулась целая плеяда самонадеянно-амбициозных "исследователей" (речь не о заказных пробуржуазных "теоретических" извратителях, а только о тех, кто причисляет себя, даже вполне искренне, к сторонниками коммунизма), которые буквально засыпают коммунистическое движение своими "революционными" "изысканиями" якобы осовременивающими и усовершенствующими марксизм. Включая вопрос социализма. При этом, не постигнув суть дела в общем, раздирают общие положения марксизма на компоненты, части, кусочки и лишь на таких отдельных, зачастую разрозненных и не связываемых между собой обрывочках, делают свои обобщения и выводы. Поэтому сегодня часто можно встретить "теоретические" находки типа: "…ни социализм, ни коммунизм в целом не представляют собой отдельную экономическую общественную формацию, и вообще коммунизм есть нечто противоположное экономической общественной формации - это или не экономическая общественная формация, или вообще уже не общественная формация" (В.Пихорович, " Об экономической природе социализма"). Но если так, то куда же тогда вообще и как движется развитие человечества. В никуда? Пусть бы хотя бы, для конкретности, в какой-то пихоровичивизм?  А вот еще "открытие" авторов якобы "ударяющих знаниями по заблуждениям": "В основе социалистического производства лежит не закон стоимости, а закон потребительной стоимости..." (В.А. Тюлькин, М.В. Попов, "Ленинизм и ревизионизм в основных вопросах теории и практики социализма"). Вопрос в том, а может ли потребительная стоимость, являющаяся носителем меновой стоимости товара и таким образом представляющая лишь форму проявления его стоимости, быть собственно законом? То есть объективным, совершающимся независимо от воли людей, отражением общего процесса экономического развития. Во-вторых. Бесспорно, экономическим законом социализма есть удовлетворение потребностей людей и общества, что и отражено в его основном экономическом законе. Однако целью социалистического производства является отнюдь не создание потребительной стоимости, а создание конкретных материальных благ в натуральной форме. Если потребительная стоимость еще и остается при социализме, то лишь как рудимент капитализма и от которого социализм стремится избавиться, но никогда не возводить в определяющий закон своего производства. Или такое суждение. Как полагает один представитель социалистического направления: "В наше время, благодаря развитию информационных и коммуникационных технологий, появлению новых, более гибких форм организации производства, планирование как раз и сможет раскрыть свои возможности, показать свою силу и эффективность." (Д.Королев, ""Украина — Вперед!" Ногами? Бессодержательность лозунгов и бесперспективность украинской элиты"). Автор говорит о планировании вообще и ставит его осуществление лишь в зависимость от развития неких технологий и гибких форм. Он не постиг того сущностного марксистского положения, что общественная, т.е. социалистическая, планомерная организация производительного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества достижима исключительно на основе общественной собственности и обобществленной экономики. При этом независимо от развития каких-то технологий и даже если планы будут просчитываться на счетах. Именно подобные около- и псевдонаучные поделки нечистоплотных и беспринципных охотников за всевозможными учеными званиями растащили в СССР цельное представление о социализме, похоронив его под собой и вместе с тем разрушив социалистическое государство. Сегодня этим занимаются не только заказные буржуазные "ученые", а и, что прискорбно, вполне добропорядочные сторонники социализма. Но здесь не будем проводить никому не нужные разоблачения никому не нужных умствований и прямо обратимся к марксизму. Просто напомним его основные суждения.

     В марксизме понятиями СОЦИАЛИЗМ и КОММУНИЗМ обозначается четко обоснованное конкретное состояние общества. Сущностно они основываются на ключевом марксистском тезисе, что "Материалистическое понимание истории исходит из того положения, что производство, а вслед за производством обмен его продуктов, составляют основу всякого общественного строя; что в каждом выступающем в истории обществе распределение продуктов, а вместе с ним и разделение общества на классы или сословия, определяется тем, что и как производится, и как эти продукты производства обмениваются" (Энгельс, "Анти-Дюринг"). Таким образом, социализм и коммунизм есть отражение в мышлении конфликта между производительными силами и способом производства. Прежде всего, в головах того класса, который непосредственно страдает от него – рабочего класса, и для которого они являются теоретическим выражением его позиций в этой борьбе и теоретическим обобщением условий его освобождения. (Отсюда, коммунисты являются теоретиками и проводниками интересов класса пролетариев). При этом ни социализм, ни коммунизм не законченные доктрины, а движение, являющееся следствием крупной промышленности и ее спутников. Для социализма: возникновение мирового рынка и обусловленной этим безудержной конкуренции; кризисов, принимающих все более разрушительный, все более всеобщий характер; формирование пролетариата и концентрации капитала с вытекающей отсюда классовой борьбой между пролетариатом и буржуазией. Поэтому: "…социализм не выдумка мечтателей, а конечная цель и необходимый результат развития производительных сил в современном обществе" (Ленин, "Фридрих Энгельс"). Решающее отличие коммунизма от всех минувших движений, словами Маркса, в том, что он "…совершает переворот в самой основе всех прежних отношений производства и общения и впервые сознательно рассматривает все стихийно возникшие предпосылки как создания предшествующих поколений, лишает эти предпосылки стихийности и подчиняет их власти объединившихся индивидов. Поэтому установление коммунизма имеет по существу экономический характер: оно – создание материальных условий этого объединения; имеющиеся налицо условия оно превращает в условия объединения. Строй, создаваемый коммунизмом, является как раз таким действительным базисом, который исключает все то, что существует независимо от индивидов…" ("Немецкая идеология"). Энгельс раскрывает, что "…создать такой общественный строй, в котором всех необходимых для жизни предметов будет производиться так много, что каждый член общества будет в состоянии совершенно свободно развивать и применять свои силы и способности…" позволяет "…крупная промышленность и обусловленная ею возможность бесконечного расширения производства…". При этом уточняет: "…именно то свойство крупной промышленности, которое в современном обществе порождает всю нищету и все торговые кризисы, явится при другой общественной организации как раз тем свойством, которое уничтожит эту нищету и эти приносящие бедствия колебания…" ("Принципы коммунизма").

     Рассмотрим само понятие СОЦИАЛИЗМ. Ведь если для первых социалистов понятия социализм и коммунизм были тождественны и использовались как синонимы, то Маркс уже разделил их на два, выделив коммунизм, как высшую стадию развития человеческого общества и обоснованно указав на необходимость некоего переходного периода от капитализма к коммунизму, т.е. собственно социалистического периода. То, что ныне называется социализмом, Маркс устанавливал первой или низшей фазой коммунистического общества. Уже в самом этом определении отражена не только суть правильного понимания социализма, но показывается насколько последовательно Маркс применяет материалистическую диалектику, учение о развитии. Вместо схоластически-выдуманных, сочиненных определений и бесплодных споров о словах – что социализм, что коммунизм, он рассматривает коммунизм как что-то развивающееся из капитализма, говорит о ступенях зрелости коммунизма. Приведенное примечание имеет особую значимость сегодня. Потому что именно непонимание объективной сути социализма и неумение применять материалистическую диалектику явилось причиной большинства теоретических заблуждений и практических промахов коммунистов послесталинского периода, обусловило накопление ошибок и, в конечном итоге, привело к поражению социализма в нашей стране.

     Правильно понять социализм невозможно, не обратив отдельное внимание на самое важное качественное его отличие от всех предыдущих общественных систем. На то, что социалистическое созидание носит не хаотический характер эмпирического поиска, а осознанный, научно управляемый. Таким образом, при социализме люди впервые вводятся в условия действительно человеческие. Если прежние общества были навязаны человеку природой и историей, то с момента, когда люди начинают сознательно творить свою историю и все прежние силы, доселе господствующие над историей, поступают под их контроль, т.е. имеют те последствия, которых люди желают, начинается собственно человеческая история человечества. "Это есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы" (Ф.Энгельс, «Анти-Дюринг»). В отличие от капитализма, который только перенес - с удесятеренной яростью - из природы в общество дарвиновскую борьбу за отдельное существование и выставляет это естественное состояние животных как венец человеческого развития. Поэтому переход к социализму, открывающий человеческую историю человечества, есть наиболее значимое достижение в развитии земной цивилизации, а Великая Октябрьская Социалистическая революция, свершившая этот переход – самое выдающееся событие во всей истории человечества до настоящего времени.

     Определяя СОЦИАЛИЗМ, марксизм исходит из того, что переход к новой общественной системе, т.е. коммунистической, произойдет не неким скачком и осуществится не каким-то единовременным политическим актом. Для того потребуется целый промежуточный период, в ходе которого последовательно будут производиться необходимые преобразования. Преобразования, избавляющие человечество от изживших себя остатков прошлых общественных отношений и подводящие его к новому общественному порядку, постепенно формирующие все составляющие этого нового порядка - новую организацию производства и всего общественного хозяйствования, новую организацию управления общественной жизнью, новую культуру, новую человеческую личность. Задача весьма трудная и сложная, поскольку создавать все это приходится на "пустом месте", не имея исторического опыта и, напротив, наперекор большей части имеющегося жизненного опыта человечества. В таких условиях исключительно важное значение приобретает верное понимание и неуклонное выдерживание тех решающих целей, к которым должно быть устремлено и, в конечном счете, привести социалистическое созидание. Целей, которые являются указующими маяками на всем пути социалистических преобразований. Естественно, это цели коммунизма. Таким образом, задачи социализма непосредственно вытекают из целей коммунизма. В работах классиков марксизма достаточно четко раскрывается сущностное содержание коммунизма, определяются его основные принципы и черты. А именно, новая система отношений между людьми, т.е. коммунистическая, завершает процесс обобществления труда и средств производства; устраняет отчуждение масс производителей от средств производства и результатов их труда; передает все вопросы развития во всеобщественное разрешение, устанавливает общественное регулирование как сферой труда так и сферой потребления; создает условия для свободного и заинтересованного труда масс производителей "по способностям"; реализует принцип обеспечения каждого члена общества "по потребностям". Она навсегда ликвидирует эксплуатацию человека человеком и всякое неравенство между людьми. Эта система создает условия для последующего, уже неантагонистического, развития и совершенствования производственных сил и отношений, сводя проблему к простому противоборству закостенелости и новаторства. В самом общем виде коммунизм есть то, что соединяет труд и собственность, производителя и потребителя, работника и результат его труда, а весь процесс развития общества ставит в зависимость от потребностей и интересов людей. Бесспорно, решение этих задач имеет самый радикальный, революционный характер. Ведь в отличие от всех предыдущих социальных движений, которые были движениями меньшинства и совершались в интересах меньшинства, коммунистическое движение есть движение большинства в интересах огромного большинства. Поэтому, чтобы осуществить такой решительный поворот, необходимо изменить весь существующий и существовавший доселе порядок жизни. Прежде всего, ликвидировать индивидуалистический способ присвоения и установить общественные отношения собственности. На деле это означает отмену частной собственности на средства производства и разрушение всего, что ее охраняет и обеспечивает, т.е. уничтожение всей образующей нынешнее официальное общество надстройки. Тем самым создаются объективные условия для последующего коммунистического созидания, поскольку после такого переворота производство будет обращено на пользу всего народа и потому перестанет быть капиталистическим. В этом - в упразднении частной собственности на средства производства и замене ее собственностью общественной, заключено решающее начальное условие самой возможности движения к коммунизму. Только его выполнение положит конец эксплуатации труда капиталом, заложит основу для социального равенства людей и их свободного объединения. Людей равных не в области личных потребностей и быта, а равных в освобождении от эксплуатации, равных в отношении к средствам производства, равных в обязанности трудиться по своим способностям и получать за это по труду. До тех же пор, пока трудовой народ не станет собственником средств труда, а тем самым и собственником продукта своего собственного труда, ни о каком освобождении и, естественно, ни о каком социалистическом развитии, вести речь невозможно. Чтобы освободить трудящиеся массы, труд должен развиваться в общенациональном масштабе и, следовательно, на общенациональные средства. Отсюда ясно, что только отмена права частной собственности открывает путь для коммунистических преобразований, запускает механизм их претворения в жизни, является их отправной точкой. Не проведя такого изменения отношений собственности, невозможно говорить ни о каком коммунизме или социализме. То есть коммунизм, его первая фаза – социализм, начинается исключительно с политического акта правовой отмены частной собственности. Другого быть не может. Кто способен совершить такой переворот? Только рабочий класс, освобождение которого обусловлено необходимостью уничтожения своего собственного способа присвоения, своих собственных жизненных условий. Вместе с тем уничтожается и весь существовавший до сих пор способ присвоения в целом, все бесчеловечные жизненные условия буржуазного общества. Как практически может быть осуществлен такой переворот? Исключительно завоеванием политической власти рабочим классом и установлением пролетарской государственности. Ибо никакие эволюции буржуазного парламентаризма и ее демократии никогда не приведут к отмене частной собственности.

     Рассматривая вопросы социализма сегодня, необходимо упорядочить понятия "пролетариат" и "рабочий класс", которые зачастую употребляются как тождественные. Однако для правильного понимания современных общественных процессов надо видеть между ними отличия. В Манифесте Коммунистической партии определено, что капитализм расколол общество на два большие враждебные лагеря, на два большие стоящие друг против друга класса – буржуазию и пролетариат. Где буржуазия - класс собственников средств общественного производства, применяющих наемный труд и живущих за счет труда других, т.е. эксплуатирующих чужой труд. Пролетариат - класс производителей, которые, будучи лишены своих собственных средств производства, вынуждены, для того, чтобы жить, продавать свою рабочую силу. Однако в обществе каждый из этих классов окружен огромной многообразной и пестрой массой переходных типов. Крестьяне, мелкая буржуазия, технические служащие, интеллигенция и прочие, которые, хотя в различной степени и тяготеют к одному или другому лагерю, представляют собой вполне самостоятельные устоявшиеся и весьма прочные социальные слои и группы. Даже внутри самих себя классы неоднородны и имеют определенное деление. Для пролетариата это более или менее развитые слои, землячества, профессиональные и т.п. Как раз эти многообразие и пестрота используются буржуазными идеологами для умаления значимости рабочих и рабочего класса в современном обществе, для сокрытия их исторической роли. Растворением рабочих в общей массе населения, приданием им прозаичности, ординарности подрывается революционность рабочего класса. Тем не менее, в капиталистическом обществе определяющими всегда остаются капиталисты и их наемные работники. Как бы не перекручивала реальность буржуазная наука, основным условием существования и господства капитализма является накопление богатства, образование и увеличение капитала в руках частных лиц – класса капиталистов, а условием существования капитала является наемный труд – класса наемных рабочих. Поэтому именно эти два класса, независимо от их численности в общей массе населения, определяют характер, качества, порядок жизни капиталистического мира. Таким образом, из всей пролетарской массы буржуазного общества, а прогресс промышленности сталкивает в ряды пролетариата все большие слои населения, объективно выделяется и обособляется та ее часть, которая работает по найму у капиталистов, на принадлежащих им средствах производства. Прежде всего, на промышленных предприятиях, где создается основная масса всего капитала. То есть промышленный пролетариат или собственно рабочий класс. У этого класса в капиталистическом обществе, фактически, нет ничего своего – ни собственности, ни национальности, ни различий пола и возраста, все капиталистические жизненные условия в его жизненных условиях отсутствуют или не имеют ничего общего с жизненными условиями буржуазии. Он просто наемный раб. Не только отдельного хозяина-капиталиста, но всего буржуазного класса, который набрасывается на него после получения им наличными зарплаты. Очевидно, что рабочему классу нечего терять в капиталистическом обществе и нет никакого смысла его охранять. С другой стороны, являясь собственным продуктом капитализма, он не может освободиться иначе, чем уничтожив сам капиталистический порядок жизни в целом. Отсюда, из всех классов и слоев противостоящих буржуазии именно рабочий класс, цель и историческое дело которого самым ясным и непреложным образом предуказываются его собственным жизненным положением и всей организацией буржуазного общества, представляет собой действительно революционную силу и естественно становится авангардом всего революционного движения. Капитализм сам создает тот класс, который исторически призван произвести полный переворот в общественных отношениях, создает своего могильщика – он давит, угнетает, ведет к вырождению, нищете и он развивает, организует, дисциплинирует рабочих. Поэтому проведение в жизнь гегемонии рабочего класса есть одно из решающих условий не только при свержении буржуазии, но на всем переходе от капитализма к коммунизму, до полного подавления всех эксплуататоров и всех элементов разложения. В то же время победить рабочий класс может не в одиночку, а присоединив к себе и сплотив большинство трудящихся, т.к. только совместными усилиями всей пролетарской массы возможно взорвать всю возвышающуюся над капитализмом надстройку, разрушить все, что охраняет и обеспечивает частную собственность. Сегодня главный упор антисоциалистическая буржуазная пропаганда делает на запугивание обывателя массовостью терроров и всякими призраками тоталитаризма. При этом лукаво обходится то обстоятельство, что в данном случае идет борьба классов, борьба за освобождение одного класса от угнетения другим. То есть миллионов людей с той и другой стороны, а потому и масштабы их борьбы, масштабы подавления и насилия для обеих сторон соответствующие. Одновременно умалчивается, что внутри капиталистического общества на всем протяжении его истории прослеживается постоянная, более или менее прикрытая гражданская война. Вплоть до того пункта, когда она превращается в открытую революцию и пролетариат основывает свое господство посредством насильственного ниспровержения буржуазии. Умалчивается также самый важный момент всей борьбы - ее конечная цель. Что если все прежние классы, завоевав себе господство, стремились упрочить уже приобретенное ими положение в жизни, подчиняя все общество условиям, обеспечивающим их господство, то рабочий класс, создавая новые производственные отношения, уничтожает условия существования всякой классовой противоположности, уничтожает классы вообще, а тем самым и свое собственное господство.

     Таково марксистское представление общей логики коммунистического движения. Из которой, прежде всего, следует, что, поскольку принципы коммунизма едины для всех стран, то и основные задачи социалистического периода едины для всех стран. Ведь не может быть какой-либо национальной альтернативы для отмены частной собственности или для потребности организации общественного регулирования труда и потребления. Могут быть лишь исходящие из конкретных условий каждого народа и каждого государства различные пути и методы решения этих задач. Именно на этой сугубо технологической многозначности строится подкидываемая буржуазной пропагандой путаница о якобы различных социализмах – шведском, китайском, русском и прочих. Коммунизм, как общественный строй, безусловно, един, но способы его достижения, т.е. осуществление в жизни его принципов, на социалистическом этапе различны и многообразны. Так если для отсталой полуфеодальной России решение коммунистических задач необходимо начиналось с индустриализации промышленности, реорганизации сельского хозяйства и культурной революции, то перед более развитыми капиталистическими странами, уже в значительной степени решивших эти вопросы, естественно становятся иные задачи. Поэтому речь можно и нужно вести не о разнообразии социализмов, а о разнообразии путей движения к единой общей коммунистической цели, о разнообразии методов ее достижения. Вот в том могут быть и шведский, и китайский и т.д. пути. При этом естественно, что чем развитее страна, тем короче этот путь, тем более быстро и менее болезненно он может быть пройден. В то время как слаборазвитые страны, пусть имеющие больший революционный задор, вынуждены пройти более длинный, сложный, противоречивый и болезненный путь. Однако общая задача и конечная цель у всех одна - создание материальной, социальной, культурной базы коммунизма. То есть у всех одна общая точка встречи, хотя пути к ней ведут разные. Из сказанного вытекает тот вывод, что собственно социализм не имеет какой-то завершенной, законченной формы, а есть процесс, процесс создания, накопления и сложения отдельных элементов коммунистического общества в едином, конечном, завершающем процесс, итоге – коммунизме.

     Закономерно, общей задачей социалистического периода является воплощение в жизнь принципов коммунизма. Или - цели коммунизма есть задачи социализма. Лишь после решения этих задач, взятых вместе, будет завершен переход к коммунизму не на словах, а на деле. Но марксизм не только обозначает принципы и цели коммунизма, он определяет и основные направления по которым их должно воплощать в жизнь. То есть, указывает направления, обеспечивающие практическое решение коммунистических задач на социалистическом этапе.

     Прежде всего, ставится задача доведения производительных сил до такой высокой ступени, чтобы сделать возможным обеспечение каждого члена общества материальными благами "по потребностям". Ибо только с ее решением, вместе с тем и вслед за тем, становится возможным решение всех прочих задач. То есть по мере ее решения и на основе ее решения ведется выстраивание собственно коммунистического общества (аналогично, как и все предшествующие общественные системы, выстраивание которых определялось их производительными возможностями). Здесь необходимо отвлечься и объяснить, почему принцип распределения "по потребностям" фактически олицетворяет общий принцип коммунизма. Единственно потому, что лишь с его реализацией и на его основе в человеческом обществе возможно установление тех свободы, равенства и справедливости, о которых мечтали и к которым стремились многие поколения людей. При этом надо уточнить марксистский взгляд на равенство и справедливость. Уже Маркс разбил неясность суждений по этому вопросу и показал, что "равное право", которое буржуазия выставляет как высшее проявление равенства и справедливости, на деле не есть равенство, что "равное право" всегда предполагает неравенство. Поскольку всякое право есть применение одинакового масштаба к различным людям, которые на деле не одинаковы, не равны друг другу - один сильнее, другой слабее, один женат, другой нет, у одного больше детей, у другого меньше и т.д., то и "равное право" есть нарушение равенства и несправедливость. Чтобы избежать этого, право, вместо того, чтобы быть равным, должно быть неравным. Поэтому подлинное равенство и справедливость достигается лишь при распределении материальных благ "по потребностям", когда различие в жизни и труде, не влечет за собой никакого неравенства, никакой привилегии в смысле владения и потребления. Первая фаза коммунизма подобной справедливости и равенства дать еще не может, а потому ее главной экономической задачей становится достижение такого производительного уровня, при котором каждый член общества будет получать "по потребностям". Только тогда между людьми установятся истинные равенство и справедливость. Социализм решает такую задачу. Он по-своему, своими приемами, на базе достигнутого капитализмом осуществляет движение вперед к высшей производительности труда по сравнению с капитализмом. Капитализм создал материальный базис нового мира. С одной стороны, развил мировые отношения, основанные на взаимной зависимости всего человечества, с другой – развил производительные силы человека. Социализм подчиняет, неизбежность чего всецело и исключительно исходит из экономического закона движения современного общества, все это общему и общественному контролю, т.е. превращает капиталистическое общество в коммунистическое. При социализме управление промышленностью и всеми отраслями производства изымается из рук отдельных, конкурирующих друг с другом индивидуумов и все отрасли производства находятся в ведении всего общества – ведутся в общественных интересах, по общественному плану и при участии всех членов общества. Таким образом, за счет полного обобществления труда и его централизации, возрастания производительной мощи на началах крупного производства и новейшей технической базы, рационального планомерно-научного хозяйствования и освобожденного труда создаются производительные силы, которые позволят материально обеспечить реализацию принципа распределения "по потребностям".

     Другой решающей задачей социалистического периода является организация общественного регулирования как сферой труда так и сферой потребления, организация всей общественной жизни. Социалистическое общество не такое коммунистическое общество, которое развилось на своей собственной основе. Оно еще не вполне зрело экономически и не свободно от традиций и следов капитализма. Сохраняется в нем и "буржуазное право". Просто других норм, кроме "буржуазного права", пока нет. Даже переход средств производства в общую собственность всего народа не может ликвидировать его немедленно и оно продолжает господствовать, поскольку продукты делятся "по работе". Поэтому при социализме "буржуазное право" отменяется не сразу и не вполне, а лишь отчасти, лишь в меру уже достигнутого экономического переворота, т.е. лишь по отношению к средствам производства. Но оно остается в другой своей части, остается в качестве регулятора (определителя) распределения продуктов и распределения труда между членами общества. Вследствие чего сохраняется и государство, охраняющее это буржуазное, фактически освящающее неравенство, право, т.к. думать, что, свергнув капитализм, люди сразу станут работать на общество без всяких норм права, значит впадать в утопизм. Поскольку право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленный им уровень развития общества, то для его полной ликвидации необходимо поднять этот уровень до коммунистических требований, до возможности распределения "по потребностям". Лишь таким образом будут ликвидированы, отомрут за ненадобностью, как всякое право, так и всякое государство, и на деле восторжествуют истинные равенство и справедливость. Отсюда вопрос о политической власти является решающим не только при свержении буржуазии и защите от ее последующих контратак, но на всем этапе социалистического развития при проведении социалистических преобразований. То есть социализм предполагает пролетарскую власть и пролетарское государство, как организованную силу пролетариата, как политический орган, дающий возможность пролетарской массе вершить все дела. Без этого достижение коммунизма немыслимо. Поэтому марксизм признает классовую борьбу развитой лишь тогда, когда она не только охватывает политику, но в политике берет самое существенное – устройство государственной власти. При этом он исходит из того, что государство есть структура классовая, а потому буржуазное государство, которое создано и приноровлено исключительно для реализации интересов буржуазии, как орудие осуществления ее господства, орудие эксплуатации угнетаемых ею классов, никоим образом не может быть приспособлено к интересам масс трудящихся. Если все предыдущие перевороты усовершенствовали государственную машину, то пролетариат, во главе с рабочим классом, не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить ее в ход для своих целей. Чтобы освободиться, он должен разрушить эту машину и создать новый механизм власти, обеспечивающий его собственные интересы и потребности. Власть нужна пролетариату, чтобы получить возможность изменить существующие законы соответственно своим собственным интересам и нуждам. Поэтому пролетариат берет государственную власть и использует свое политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т.е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил. Этим обеспечивается политическая сторона дела. Однако победа в политике есть только часть, притом не самая трудная часть, решения общей задачи. Более сложная и важная часть созидательная – победить в организации экономической жизни. Сделать это возможно единственно через приобщение всего народа к активному самостоятельному хозяйствованию. Только когда все научатся управлять и будут на самом деле управлять самостоятельно общественным развитием, когда все члены общества станут служащими и рабочими одного всенародного, государственного "синдиката", будет открыта дверь в коммунизм. Но пока не заложены основы коммунистического порядка, пока существуют классы и общественное неравенство, пока общественная собственность не будет расцениваться как неколебимая основа существования общества, а люди не привыкнут к исполнению общественных обязанностей не по принуждению, а из сознания необходимости работать на общую пользу, обойтись без всякого подчинения, без контроля, без "надсмотрщиков и бухгалтеров", без государственных чиновников невозможно. Поэтому, учет и контроль – вот главное, что требуется для налажения и для правильного функционирования первой фазы коммунистического общества. Оговорим, такая распространенная на все общество "фабричная" дисциплина, никоим образом не является идеалом коммунизма, а только ступенькой, необходимой для радикальной чистки общества от гнусностей и мерзостей капитализма и для дальнейшего движения вперед. Конечная цель в том, чтобы необходимость соблюдения несложных, основных правил всякого человеческого общежития стала у людей привычкой. Не достигнув этого, не может быть и речи о важнейшем материальном условии развития социализма – о повышении общественной производительности труда. Лишь после того, как будет сломлено сопротивление буржуазии и трудящиеся научатся организовывать социалистическое производство государственному аппарату суждено умереть и уступить место аппарату хозяйственного управления, который заполнит собой всю деятельность по-новому организованного общества.

     Вопрос об отмирании государства требует отдельного пояснения. Ведь с буржуазной точки зрения исчезновение государства представляется чистой утопией. И это мнение буржуазная пропаганда насаждает в обществе. Однако по марксистской мысли отмена государства является необходимым результатом отмены классов. Когда уничтожение классов - это основное требование коммунизма, будет осуществлено, то вслед за тем естественно отпадет сама потребность в организованной силе одного класса для удержания в подчинении других классов, ибо некого будет подавлять. Когда исчезнут классовые различия и все производство сосредоточится в руках ассоциации индивидов, государственная власть потеряет свой политический характер. Поэтому социализм, в период которого идет ликвидация классов и всякого общественного неравенства, вместе с тем есть период отмирания государства. Что значит уничтожить классы? Уничтожить классы – это значит поставить всех граждан в одинаковое, равное отношение к средствам производства всего общества. В связи с этим, когда коммунисты говорят о равенстве, то понимают под ним всегда равенство общественное, равенство общественного положения, а не равенство физических и душевных способностей отдельных личностей. В области политической это равноправие, в экономической области – уничтожение классов. Понятие равенства глупейший и вздорный предрассудок помимо уничтожения классов. Отсюда, общество, в котором осталась классовая разница не есть коммунистическое, а общество, в котором не ведется работа по ликвидации классов не есть социалистическое. Еще раз подчеркнем, что классики марксизма четко отличали тот период, когда классы еще есть, и когда их уже не будет. Они самым ясным образом указывали, что только коммунизм есть уничтожение классов, что все предположения об их исчезновении до коммунизма есть преступная и глупейшая выдумка. В свою очередь социализм есть период уничтожения всех общественных различий и классов, есть превращение всех членов общества в ассоциацию работников. Вследствие чего, вместе с исчезновением классов, вслед за их исчезновением, неизбежно исчезает и государство. Если подытожить, то сущность учения марксизма о государстве состоит в том, что диктатура одного класса является необходимой не только для всякого классового общества вообще, но для целого исторического периода, отделяющего капитализм от общества без классов, от коммунизма. Вместе с тем, в рассуждениях на эту тему постоянно упускается, что уничтожение государства есть также уничтожение и демократии, что отмирание государства есть отмирание и демократии. Сегодня буржуазия кичится своими демократическими достижениями и назойливо связывает их с понятием свобода. Она не признает, что на деле всякая демократия исключает свободу, что демократия в сути есть признающее подчинение одной частью населения другой его части государство, т.е. организация для систематического насилия одного класса над другим, одной части населения над другой. Поэтому Ленин определял три уровня демократии: демократия буржуазная – демократия для меньшинства, лишь в виде исключения, никогда не полная; демократия пролетарская – демократия для большинства, почти полная, ограниченная только подавлением сопротивления буржуазии; демократия действительно полная, которая равняется никакой демократии – демократия перешедшая в привычку, когда люди станут соблюдать все условия общественности без насилия и без подчинения. Отсюда ясно, что только в коммунистическом обществе, когда и государство и демократия станут ненужными и исчезнут, возможно говорить о подлинной свободе и равенстве людей. Ясно также то, что не буржуазия, а именно пролетариат, который непосредственно заинтересован во всемерном развитии демократии – сначала к пролетарской и далее к никакой, является основным ее носителем и двигателем развития. В то время как буржуазия, в силу того, что само существование ее системы наемного рабства объективно без насилия невозможно, стремится увековечить и государство, и камуфлирующую его насильственную суть демократию. То есть увековечить и насилие, и неравенство, и рабство.

     Третья основная задача социалистического периода – культурно-нравственный рост общества, воспитание нового человека. Если крепостническая организация общества держалась на дисциплине палки, капиталистическая – на дисциплине голода, то коммунистическая, к которой первым шагом является социализм, держится на свободной и сознательной дисциплине самих трудящихся. Чтобы это стало реальностью в обществе должны установиться отношения, при которых общественная собственность расценивается как незыблемая и неприкосновенная основа его существования, труд является не просто средством поддержания жизни, но становится первой жизненной потребностью каждого человека, а соблюдение основных правил человеческого общежития входит в привычку. Очевидно, что воспитать людей такого качества, на основах старого общества невозможно. Поэтому Энгельс говорит о новом поколении людей, выросшем в новых, свободных общественных условиях. Но для того требуется длительный период и пытаться предвосхитить этот грядущий результат все равно, что четырехлетнего ребенка учить высшей математике. Для полного понимания задачи воспитания человека нового общества необходимо вернуться к марксистскому представлению о равенстве и свободе. Выше о том уже говорилось. Однако тогда речь шла о равенстве и свободе в смысле общественного положения, состояния отношений между людьми. В то же время не менее важным является вопрос личной свободы каждого человека. При его рассмотрении марксизм исходит из того, что индивиды обретают свободу лишь в ассоциации и посредством ее, поскольку только в коллективе индивид получает средства, дающие ему возможность всестороннего развития своих задатков. Следовательно, только в коллективе возможна личная свобода. И далее, подлинную личную свободу индивиды обретают лишь в условиях полной или действительной коллективности, в которой они полноценно участвуют как индивиды, ибо развитие способностей каждого совпадает с развитием способностей рода "человек". В свою очередь, общественные отношения в классовом обществе, когда индивиды живут в условиях существования своего класса, т.е. находятся в этих общественных отношениях не как индивиды, а как члены класса, и получают средства развития лишь постольку, поскольку есть индивиды этого класса, составляют не коллективность, а суррогат коллективности, мнимую коллективность. Эта мнимая коллективность всегда противопоставляет себя индивидам, как нечто самостоятельное, а для подчиненного класса представляет собой не только иллюзорную коллективность, но и оковы. Поэтому лишь в условиях действительной коллективности, когда нет ни классов, ни государства, когда условия, которые до того предоставлялись власти случая и противостояли отдельным индивидам, ставятся под их контроль, индивиды обретают подлинную личную свободу. В такой коллективности осуществляется воспитание всесторонне развитых и всесторонне подготовленных людей, которое делает каждого человека активным и непосредственным деятелем общественного развития. Вместе с тем люди освобождаются от той односторонности, которую современное разделение труда навязывает каждому отдельному человеку и которая противоречит объективной потребности общественного ведения производства. Такое производство не может осуществляться людьми, из которых каждый подчинен какой-нибудь отрасли, прикован к ней, эксплуатируется ею, развивает только одну сторону своих способностей за счет всех других и знает только одну отрасль или часть какой-нибудь отрасли всего производства. Уже современная промышленность все меньше оказывается в состоянии применять таких людей. Промышленность же высокотехнологичная, которая ведется сообща и планомерно всем обществом, тем более предполагает людей с всесторонне развитыми способностями, людей, способных ориентироваться во всей системе производства. Всестороннее обучение и воспитание обеспечивает возможность каждому члену общества полностью развивать и применять свои всесторонние способности. В итоге, конечно на основе производительных сил достигших уровня осуществления распределения "по потребности", будет создано такое объединение индивидов, в котором развитие всех индивидов совпадает с развитием каждого отдельного индивида, а развитие каждого является условием развития всех. Если всегда прежде условия развития предоставлялись власти случая и, совершаясь за счет большинства, противостояли отдельным индивидам, то в коммунизме эти антагонизмы уничтожаются и тем завершается процесс человеческой эмансипации, процесс завоевания человеком человека в себе. То есть достигается высшая степень развития индивидуальности.

 

Просмотров: 279 | Добавил: Терентьевич | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Архив материалов
Календарь
«  Декабрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
                                                                                                                                                                                                                                                              E-mail: galcomm@yandex.ru   
Редакция несет полную ответственность за публикуемые материалыВсе материалы сайта могут использоваться без ограничений