ИНТЕРНЕТ-СПРАВОЧНИК
МАРКСИЗМА
Главная | Выход | Вход
         УЧЕНИЕ МАРКСА           ВСЕСИЛЬНО,
ПОТОМУ ЧТО ОНО ВЕРНО
!
 Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Проект коммунистов РПУ (м-л)
Разделы сайта
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 21
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

О дополнительных томах сочинений Сталина. 

Ответ возмущенным хлебниковцам.

http://work-way.com/

     Сказать, что мы были удивлены, обнаружив неожиданно для себя на сайте Рабочего университета им. И.Б. Хлебникова статью тов. С.Рыченкова с названием  «О новом сенсационном «разоблачении»», целиком и полностью посвященную «Рабочему Пути», это значит, ничего не сказать. Что же такое могло произойти, подумали мы, что эти мэтры советского обществоведения вдруг снизошли до какого-то маленького сайта, который если кто и знает, то очень небольшой круг людей, всерьез интересующихся марксизмом-ленинизмом?

     А прочитав статью тов.Рыченкова, озадачились еще больше. Крепко, как, оказалось, наступил «Рабочий Путь» на хвост рабочеуниверситетчикам, если они так развозмущались! Хотя никакого специального материала с критикой хлебниковцев РП пока не публиковал — всего лишь сделал небольшое замечание в их адрес для своих читателей в предисловии к важной статье 1950 года о народной демократии.

     Дословно в нашем предисловии касательно товарищей из Рабочего университета им. И.Б. Хлебникова было написано следующее:

«Что же касается хлебниковцев-косолаповцев, то их совсем не случайно критиковали за дополнительные тома к ПСС Сталина (с 14 по 18). Приводимой в этих томах информации доверять нельзя ни на грош. Граждане «ученые-марксисты», их составители, крайне неразборчивы – толкают туда любую информацию, в том числе и откровенно сфальсифицированную буржуазией, не удосужившись проверить ее подлинность.

По информации составителей тома ПСС 16 ч.1 разговор с поляками был взят из книги «Восточная Европа в документах российских архивов. 1944-1953 гг. т.1. 1944-1948 гг.», а запись двух встреч со Сталиным болгар – из дневника Г.Димитрова «Георги Димитров. Дневник, март 1933 — февруари 1949. Избрано».

Как мы выяснили, первый источник — издание 1997 г., а второй – 2003 г. Оба – явный фальсификат – это со всей очевидностью доказывает текст приводимой нами ниже статьи.»

     И далее шла указанная статья 1950 года. Т.е. претензия «Рабочего Пути» к хлебниковцам кратко выражалась одним словом — неразборчивость. Ну, еще и словосочетание «ученые-марксисты» нами было взято в кавычки, что тоже могло обидеть «рабочеуниверситетчиков», видимо, полагающих, что если и есть на свете настоящие марксисты-ленинцы, то это именно они — группа товарищей, выступающая под именем «Рабочий университет им. И.Б. Хлебникова», подготовившая и издавшая дополнительные тома сочинений И.В.Сталина. Однако РП эту точку зрения не разделяет, и ниже мы покажем на каком основании.

     Как бы то ни было, наше достаточно сдержанное замечание вызвало в ответ такой шквал эмоций, что оставалось только руками развести. Редакцию РП, посмевшую слегка засомневаться в методах работы хлебниковцев, тов. С.Рыченков в своей статье обвинил в бездоказательности и наградил самыми разнообразными эпитетами от упреков в непорядочности до отрицания за нами способности «внимательно читать» и «аккуратно думать». Закономерно возникает вопрос, если товарищи из Рабочего университета им. И.Б. Хлебникова столь  щепетильны при отборе материала, столь кристально ортодоксальны и высоконаучны, а «Рабочий Путь» крайне мерзок во всех отношениях, как они утверждают, то чего это вдруг небожители с «марксистского олимпа» соизволили снизойти до таких субъектов, как типы из РП, да еще и посвятили им целую статью? Критических материалов в отношении кого бы то ни было у хлебниковцев с гулькин нос — судя по всему, они вполне себе самодостаточны и происходящее в российском революционном движении их мало интересует. А тут вдруг на тебе — целая статья! Да еще какая эмоциональная!  Отговорка, что-де попросила Ирина Маленко, увы, не проходит — она не объясняет, отчего тов. Рыченков так сильно нервничал, когда писал свою статью. А то, что он нервничал, это факт, ибо подобные «изящные», скажем так, выражения в адрес оппонента, рождаются только в состоянии, именуемом в психиатрии «истерика». С чего бы такие эмоции-то? Неразборчивость не слишком великое вроде преступление, а в фальсифицировании текстов хлебниковцев никто и не обвинял… Может все дело в кавычках, так сказать, в недостатке у «Рабочего Пути» пиетета перед о-го-го! какими «марксистскими» именами, которые до сих пор верховодят у хлебниковцев, в том, что РП сомневается в их марксистско-ленинской ортодоксальности?

     Но граждане дорогие, у рабочего класса и всего трудового народа бывших советских республик целый вагон оснований сомневаться в преданности позднесоветских обществоведов марксизму-ленинизму! И прямо скажем, не только сомневаться, а просто-таки быть абсолютно уверенным в том, что с марксизмом-ленинизмом у представителей общественных наук хрущевского-горбачевского разлива было явно не все в порядке! Если бы это было не так, то сегодня бы мы не сидели с вами в тухлом болоте реставрированного капитализма, а жили бы себе, наверное, уже при коммунизме.

     Если хлебниковцы-косолаповцы действительно считают себя абсолютно и во всем правыми, почему они так нервничают? Пусть доказывают  на деле, что они правы, только и всего! Мы вот ни тогда, когда мимоходом дали оценку результатам их труда, ни сейчас, когда пишем ответ на их «критику», не психуем и зубами от злобы не скрипим, а напротив, совершенно спокойны. Может потому, что нам есть что сказать?

     Откровенная ругань и злословие не есть доказательства верности позиции. Если бы истина доказывалась таким способом, то выдающимися академиками у нас были бы базарные торговки. Но, слава богу, научный мир, даже буржуазный, еще не выжил настолько из ума, чтобы умение награждать своего оппонента оскорбительными эпитетами стало главным критерием истины.

     Мы в подобном тоне обосновывать свою позицию не собираемся — у нас вполне достаточно более весомых аргументов, чем примитивная ругань, тем более что спорный вопрос не так-то прост, как это хочет показать это тов. Рыченков.

     Напротив, тема, ставшая камнем преткновения между КРД «Рабочий Путь» и Рабочим университетом им. И.Б. Хлебникова, по сути, есть тот самый ленинский оселок, на котором проверяется истинность марксиста — это диктатура пролетариата. И хлебниковцы на ней подскользнулись, на что фактически и указал «Рабочий Путь». И хотя это было сделано нами мельком — наше предисловие, вызвавшее у Рыченкова такой ураган эмоций, было посвящено несколько другой теме — но и этого вполне хватило, чтобы рабочеуниверситетчики сильно занервничали и вдруг захотели ответить на замечание какого-то там «Рабочего Пути», который до того в упор не видели.

Вот только доказать свою правоту у них не получилось. Для установления истины одних эмоций мало. Чтобы доказать свою правоту, требуются не эмоции и угрозы, а кое-что более существенное. А вот этого-то существенного тов. Рыченков, представляющий в своем лице составителей дополнительных томов сочинений Сталина, как раз представить и не смог.

 

  1. Разбор аргументов тов. Рыченкова

Вышеуказанная статья тов. Рыченкова при всем желании ее автора защитить «честь мундира» серьезных доказательств, опровергающих замечание «Рабочего Пути», не содержит. По большому счету упрек РП в неразборчивости представителем составителей дополнительных томов сочинений Сталина не опровергнут никак. Все, что смог предложить тов. Рыченков, это перескочить на другой вопрос, доказывая то, что не требовало доказательств — что два указанных РП материала т.16 ч.1 (стенограмма беседы И.В. Сталина с лидерами ППС Э. Осубка-Моравским, Ст. Швальбе и Ю. Циранкевичем 19 августа 1946 года (стр. 381–390) и фрагмент из дневников Г. Димитрова от 6 декабря 1948 года (стр. 699–701)) имеют архивные номера.

     Аргументы тов. Рыченков выдвинул следующие:

1) обвинение «Рабочего Пути» в якобы сознательном утаивании от читателей того факта, что оба документа являются архивными,

2) и ссылка на высокие научные авторитеты, которым, как он полагает, все должны доверять по определению.

     Рассмотрим сначала эти аргументы, а затем перейдем к сути вопроса — доказательству нашего упрека в неразборчивости составителей дополнительных томов сочинений Сталина, которая на деле оказывается совсем не такой безобидной, как кажется, и далее — к разбору спора по существу, т.е. к диктатуре пролетариата и не только в ней.

Первый аргумент тов. Рыченковым выдвинут, видимо, по принципу «лучший способ защиты — это нападение». Только, увы, достойной контратаки не получилось.

     Тот факт, что какой-либо документ хранится в каком-либо архиве, не может служить основанием для объявления его подлинным, не сфальсифицированным документом.

     Как человек, имеющий некоторое отношение к науке, тов. Рыченков должен был бы это знать и не заниматься в своей статье демагогией, вводя читателей в заблуждение.

     Тем более осторожно следует относиться к документам, касающимся сталинского периода СССР, ибо классовую борьбу никто не отменял. Она в нашей стране развивалась таким образом, что все архивы вот уже на протяжении более чем 60 лет находятся в руках классовых врагов рабочего класса (сначала ревизионистов, меньшевиков, а теперь буржуазии). За это время с любым из архивных документов, учитывая, по крайней мере, две мощные антисталинские компании — хрущевскую и перестроечную, могло произойти все что угодно. И о таких случаях в российской печати сообщалось не раз. Как пример — архивные документы по Катыни, в частности, «письмо Берии №794/Б», которым занимался депутат Госдумы В.Илюхин[1].

     Вот поэтому-то год издания источника и имеет для нас немалое значение, ибо мы, в отличие от хлебниковцев, прекрасно понимаем разницу между сталинским СССР и капиталистической Российской Федерацией, диктатурой рабочего класса и диктатурой буржуазии.

     Это не значит, что никакому источнику, изданному в хрущевско-горбачевское время или сейчас, при капитализме, мы не должны доверять — это значит, что мы должны и обязаны учитывать тот факт, что издан он был в условиях политического доминирования или прямого господства классовых врагов рабочего класса. И если мы действительно хотим выяснить истину, значит относиться к такому документу мы должны и обязаны с большой осторожностью.

     Что же касается обвинения тов. Рыченкова, что РП якобы сознательно скрыл тот факт, что эти два документа являются архивными, то оставим эту выдумку на его совести. РП отлично знал, что эти документы имеют архивные номера — это было указано под ними в томе № 16 ч.1. РП не посчитал нужным публиковать в своем предисловии эти номера, ибо к существу дела — теме, которой посвящено наше предисловие — народной демократии, это не относилось никак, в том числе и по вышеуказанной причине, что наличие архивного номера не может служить доказательством подлинности документа.

     Кстати, само название источника одного из  обсуждаемых документов, приведенное РП в своем предисловии — «Восточная Европа в документах российских архивов. 1944-1953 гг. т.1. 1944-1948 гг.», содержит прямое указание на то, что документы, представленные в нем, архивные. Так что принадлежность данного документа к архивным массивам РП не скрывал, а конкретные архивные номера документов ни редакцию сайта РП, ни читателей явно не интересовали.

     Второй аргумент. Ссылка тов. Рыченкова на высокие научные авторитеты, на«опытных специалистов старой советской школы» каким-либо доказательством не является вообще. Это всего лишь попытка спрятаться за высокий авторитет науки, переложить свою ответственность на других. При этом никаких конкретных имен тов. Рыченков не называет, он говорит абстрактно, указывая только одно из мест, где  можно поискать этих «опытных специалистов» — Институт славяноведения РАН.

     Но дело даже не в конкретных именах — нас они совершенно не интересуют — дело в его акценте на «старую советскую школу». И вот тут очень большой вопрос.

     Это тов. Рыченкову кажется, что при упоминании о советской научной школе все должны падать ниц и отбрасывать прочь всякие сомнения, доверяя бывшим советским профессорам и академикам по определению. Мы же так не думаем, и у нас есть для этого все основания.

     Последние десятилетия (поздний ревизионистский СССР, а затем и капиталистическая действительность) отлично показали, чего стоят все эти «научные авторитеты» на деле — увешанные до пупа всевозможными регалиями, они без всяких проблем готовы верно служить любому классу, который господствует (а значит оплачивает их интеллектуальный труд). Красная цена всем этим «научным авторитетам» — пятак в базарный день, и то оптом.

     Резко? Это еще не резко. Резко им скажет рабочий класс, когда вернет себе политическую власть. Вот тогда эти «научные авторитеты», а на самом деле — ученые лакеи буржуазии, как говорил о них К.Маркс, действительно услышат резкие слова — трудовой народ обязательно скажет им все, что он о них думает. Он их кормил-поил, одевал-обучал, а они ему чем отплатили?

Марксизм-ленинизм четко и ясно доказывает, что наука не бывает не партийной, а уж тем более наука гуманитарная, обществоведческая. В советской науке в послесталинский период истории СССР все более и более распространялась и набирала силу буржуазная идеология, основным разносчиком которой сталревизионизм - извращения и искажения марксизма-ленинизма,  классовой позиции рабочего класса. Не кто иной, как «идейный авангард» советского общества — все эти патентованные профессора и академики диамата, истмата, политэкономии и научного коммунизма, погрязшие в идеализме, механицизме и субъективизме, а за ними и вся остальная ученая братия — своей ревизионистской демагогией к середине 80-х гг. настолько дезориентировали советский рабочий класс, так ловко замазали ему глаза своими «а-ля марксистскими» словесами, под которыми скрывалась подлая буржуазная суть, что советские трудящиеся в Перестройку откровенно не понимали, что происходит, и очнулись уже, только оказавшись в капиталистическом рабстве, будучи связанными по рукам и ногам победившей контрреволюционной буржуазией. В СССР 70-80-х гг. практически не осталось настоящих марксистов-ленинцев, истинных большевиков. И если специалисты со стихийным материалистическим мировоззрением в естествознании еще встречались, то среди обществоведов, философов и политэкономов, особенно занимавшихся изучением вопросов социалистического строительства, долгие ревизионистские десятилетия повсеместно царствовали идеализм и субъективизм.

     И это не пустые слова — это доказывается самой исторической реальностью СССР, кучей документов — постановлениями пленумов и резолюциями съездов, решениями ЦК и Советского правительства, текстами и работами позднесоветских деятелей общественных наук, стенограммами совещаний и выступлений. Это факты, и против них не попрешь, сколько не угрожай Трибуналами по печати.

     То, что некоторые товарищи из Рабочего университета им. И.Б. Хлебникова имели к этому процессу самое прямое отношение, доказывать не приходится — из автобиографии, как из песни, слова не выкинешь. Но главное-то, собственно, не это, ибо всякий может ошибаться. Важнее другое — сделали ли эти товарищи  какие-то выводы из своих ошибок, осознали ли они их, попытались ли как-то загладить свою вину перед рабочим классом и помочь ему теперь подняться с колен? Показали ли они ему верный путь борьбы в современных условиях?

     В том-то и дело, что нет! Эти граждане, «опытные специалисты старой советской школы», с прежним усердием продолжают разлагать сознание рабочего класса все теми же позднесоветскими ревизионистскими вывертами, под видом диалектического материализма усиленно пропагандируя все тот же реакционный буржуазный идеализм, отлично при этом понимая, что буржуазная идеология никогда не позволит пролетарским массам выбраться из трясины капитализма, куда они угодили по милости тех, кто был обязан показывать им верную дорогу.

     Холуев за холуйство не уважают даже те, кому они служат. Именно поэтому науку ныне никто в грош не ставит. Не за что, извините! Купить себе научное звание на любой вкус и цвет у нас в России можно сегодня чуть ли не в любом подземном переходе.

     Ведь и вправду, кто ныне не доктор или не кандидат наук, не доцент или не профессор?

     Отнюдь не блещущий остротой ума Зюганов — доктор философии. Болтун и записной политический клоун Жириновский — доктор философии. Бывший губернатор Кубани Александр Ткачев, отличающийся редкостным косноязычием — доктор экономики. Глава Чечни Рамзан Кадыров, еще не так давно не способный назвать даже тему своей дипломной работы — теперь доктор экономических наук, академик. Все как один просто такие «научные работники», что как говорится, «креста ставить негде». И даже небезызвестный Сергей Цапок из станицы Кущевской — и тот был ученым — кандидатом социологии[2]!

     А махровые антисоветчики, буржуазные демагоги и патентованные лжецы? Неужели они себя оставили без высоких научных званий? Ага, держи карман шире!

     Небезызвестный Николай Сванидзе — профессор. А.Сахаров — доктор исторических наук, профессор, член-корр. Одиозный Ю. Пивоваров, у которого только что так знатно и главное очень вовремя сгорело ценнейшее книгохранилище — кандидат исторических и доктор политических наук, профессор, академик.

     А вот и еще одно имя — Дмитрий Антонович Волкогонов,  профессор, доктор исторических наук и доктор философских наук, член-корреспондент РАН. В 1979—1984 годах начальник управления спецпропаганды (специалист по «психологической войне»). С 31 декабря 1991 года — член комиссии по определению перечня документов Архива Президента Российской Федерации. С 22 сентября 1994 года — член Комиссии по рассекречиванию документов, в которую входил и небезызвестный А.Н.Яковлев, который, кстати, тоже был доктором наук и даже академиком.

Между прочим, все как один — «опытные специалисты старой советской школы». Особенно последние два, которые, как можно видеть, имели самое прямоеотношение к рассекречиванию документов и созданию того архива, на который ссылается тов. Рыченков.

     Извините, но доверять деятельности таких людей, считать ее безупречной, да еще на том основании, что свои научные звания они получили в советский период, при социализме, мы не можем никак.

     Сейчас нет никаких «специалистов старой советской школы» в понимании их как специалистов социалистического общества, которым бы можно было доверять. Сейчас есть только буржуазные ученые, отстаивающие интересы капитала. При политическом господстве класса буржуазии других в буржуазной науке быть не может! Буржуазия не станет оплачивать труд тех, кто не помогает ей укреплять ее господство. Возможно, когда-то некоторые российские ученые и были советскими специалистами, но они давно стали буржуазными специалистами. Бытие определяет сознание. Изменилось бытие — меняется и сознание. Наглядный пример действия законов материалистической диалектики.

     Вообще говоря, разъяснять такие элементарные вещи людям, считающим себя не последними марксистами, как-то даже неудобно. Вроде бы тов. Рыченков и сам должен был понимать, что ныне в буржуазной России звание ученого, особенно в сфере общественных наук, упало так низко, что приводить подобный аргумент в качестве доказательства правоты своей позиции это не уважать самого себя.

     Тов. Рыченко, надувшись на нас за кавычки, которые мы употребили, называя хлебниковцев «учеными-марксистами», на деле сам доказывает нашу правоту и обоснованность этих кавычек. Выставляя на первый план квалификацию ученых и отбрасывая условия, в которых они работают, он тем самым отрицает важное положение марксизма-ленинизма — необходимость рассматривать явления и событияконкретно-исторически. А выдавая архивный номер за главный критерий подлинности документов, он выдвигает на первое место форму, несущественное, игнорируя самое существенное — содержание документа, что также является серьезнейшим нарушением диалектико-материалистического подхода к оценке явлений и событий. Позиция тов. Рыченкова — это позиция представителя буржуазной науки, которая от истинной науки, особенно сегодня, в условиях империалистической реакции, крайне далека.

     Истинная наука — материалистична, она изучает окружающую нас объективно существующую и историческую действительность, исследует явления и события природы и общества во всех их взаимосвязях, полноте и многообразии. Потому истинно научным мировоззрением является только диалектический материализм, который основан на принципе, необходимо требующем понимать вещи именно такими, каковы они есть, во всех их многообразных изменениях и взаимозависимостях, без искажений и прикрас, без произвольных, предвзятых допущений (идеалистических выдумок).

Отсюда становится ясно, в чем состоит основная проблема в установлении подлинности документов сталинского времени (да не только сталинского!). В том, что мало иметь доступы во все архивы, мало быть специалистом, способным определять литературный стиль документа и на этом основании уметь устанавливать, кому он принадлежит, или техническим экспертом, способным, точно назвать время изготовления документа и пр. Самое важное — это быть материалистом-диалектиком, понимать суть исследуемой эпохи с классовых позиций рабочего класса, и потому быть способным сопоставить проверяемый на подлинность документ по существу написанного в нем с теми конкретными историческими условиями, в которых он создавался. Ибо, к примеру, в тот же хрущевский период, когда были еще живы стенографисты, записывавшие беседы Сталина с представителями братских партий, партаппарату ревизионистской КПСС не составило бы никакого труда заставить их переписать ранее застенографированное так, как это нужно было партийным идеологам, проводникам буржуазной идеологии в марксизме-ленинизме.

     Вот этого самого важного условия — диалектико-материалистического мировоззрения — у наших современных российских ученых сейчас как раз и не имеется! Нет у нас сейчас в обществоведении таких  специалистов, которые бы понимали классовую суть той эпохи с классовых позиций рабочего класса. У нас сплошной идеализм в науке! Тотальное торжество буржуазного мировоззрения! Да еще и соответствующее целеполагание — как минимум, не слишком кусать кормящую хозяйскую руку. И тут хоть с ног до головы увешайся научными регалиями и званиями, ничего не поможет. По большому счету, настоящую и действительно научную экспертизу документов можно будет провести только после завоевания рабочим классом политической власти в стране, когда все архивы будут в руках рабочего класса и будут специалисты, обладающие диалектико-материалистическим мировоззрением. По-иному не получится.

     Мы не утверждаем, что эти два спорных документа — стенограмма беседы с поляками и мемуары Димитрова, бесспорная подделка. «Рабочий Путь» говорит только о том, что эти документы, судя по тому, что в них говорится, вызывают большие сомнения, ибо во многом не согласуются с приведенной статьей, опубликованной в то же самое время в ведущем теоретическом журнале страны, и не только с ней, но об этом ниже. Сейчас нам важно то, что фальсификация их была вполне возможна, а значит эти документы, как и многие другие, требуют серьезной проверки и перепроверки с классовых позиций рабочего класса.

     Если уж предъявлять претензии РП, то в отношении некоторой категоричности наших формулировок, которую нам действительно не следовало допускать, раз мы точно не уверены, а только лишь предполагаем, что эти два источника могут быть недостоверными. Речь вот об этой нашей фразе: «Оба – явный фальсификат – это со всей очевидностью доказывает текст приводимой нами ниже статьи.», которую нам следовало бы написать значительно мягче, не абсолютизируя, примерно вот так: «Оба могут оказаться сфальсифицированными, судя по тексту приведенной ниже статьи».

     Тов. Рыченков в своей статье позиционирует хлебниковцев-косолаповцев как больших специалистов в разоблачении фальсификатов. «Разоблачать фальшивки — наш профиль», - гордо заявляет он. Однако даже не слишком полный анализ материалов, включенных в  дополнительные тома сочинений Сталина, вместе с примечаниями и предисловиями, показывает, что амбиции косолаповцев не имеют под собой надежного основания. Вполне возможно, что с какими-то фальшивками, где достаточно только технических знаний, хлебниковцы действительно справляются неплохо. Но серьезные фальшивки, сущностные, где требуется твердая пролетарская классовая позиция и диалектико-материалистическое мировоззрение, они не заметят — идеализм и субъективизм, достаточно ярко проявляющийся в их взглядах и действиях, не позволит им этого сделать.

     И здесь мы переходим к теме неразборчивости хлебниковцев, которую пожелал обойти тов. Рыченков, поскольку с его аргументами мы практически закончили — кроме язвительного замечания, в котором хорошо высветилось его собственное непонимание сущности народной демократии, он больше нам ничего в своей статье предложить не смог. Но об этом замечании мы поговорим ниже.

     Тов. Рыченков обвинил «Рабочий Путь» в бездоказательности, что мы побоимся сказать в лицо, то, что думаем о составителях из Рабочего университета им. Хлебникова, ну так пусть убедится, что этих доказательств у нас столько, что чуть ли не целую брошюру пришлось писать, приводя только некоторые из них. Полагаем, что после ознакомления с этими доказательствами никаких сомнений в верности нашей позиции и обоснованности наших упреков хлебниковцам ни у кого не останется.

 

  1. Доказательства неразборчивости составителей дополнительных томов сочинений Сталина

     Итак, неразборчивость составителей дополнительных томов сочинений Сталина.

     Что под ней подразумевает РП?

     Не только включение каких-либо непроверенных и сомнительных документов, которых в дополнительных томах немало, но еще и — это самое главное! —субъективный подбор материала, когда включается не то, что следуетвключать, если решать задачу действительно научно, т.е. с классовых позиций рабочего класса, а только то, что хотят их составители. Именно поэтому мы в своем предисловии и написали «в том числе»: «Граждане «ученые-марксисты», их составители, крайне неразборчивы – толкают туда любую информацию, в том числе и откровенно сфальсифицированную буржуазией…»

     Доказательство № 1. Тов. Рыченков очень уж напирал в своей статье на архивные номера, ставя вопрос так, как будто это главный признак достоверности и подлинности документов. Однако сами составители дополнительных томов о наличии архивных номеров у тех или иных документов, включенных ими в издание, не слишком заботятся, и документы ими берутся откуда попало.

     Вот несколько примеров такого рода, где никаких архивных номеров нет и в помине, а источники документов отнюдь не являются  бесспорными (Здесь и далее материалы дополнительных томов сочинений Сталина указываются по следующим изданиям: т.14 — «И.Сталин. Сочинения», Информационно издательский центр «Союз», 2007 г.; т.18 — «И.В.Сталин. Сочинения», Информационно издательский центр «Союз», Тверь, 2006 г.; т.16 ч.1 — «И.В.Сталин. Сочинения», Издательство ИТРК, М., 2011 г.):

- «Письмо И.Броз-Тито, Э.Карделю, ЦК КПЮ 4 мая 1948 г.», т.18, стр. 472-494. — источник П.Миличевич «Осторожно — ревизионизм», М., 2001, с.64-88. (Материалов из этого источника приведено много. Архивных номеров нигде нет. Происхождение неизвестно).

- «Надпись на письме С.Я.Алилуева» 26 января 1935 г., т.18, стр. 85 — источник дословно: «Из архива К.А.Корнеенковой»

- «Речь на заседании Политбюро ЦК ВКП(б)» 31 января 1944 г., т.18, с.332-342 — источник «Искусство кино», 1990, № 4, с.89-95.

- «Телеграмма И.Броз-Тито» 9 февраля 1944 г., т.18, с.343 — источник Ю.С.Гиренко «Сталин-Тито», М., 1991, с.182-183. (Материалов из этого источника приведено много. Архивных номеров нигде нет. Происхождение неизвестно.)

- «Письмо В.М.Молотову» 21 июля 1935 г., т.14, с.63-64, — источник «Письма И.В.Сталина В.М.Молотову 1925-1936 гг.», М., 1995, с.249-250 (Писем из этого источника в дополнительных томах приведено много. Архивных номеров нигде нет. Происхождение неизвестно.)

- «Письмо К.Ф.Старостину», т.14, с.46  — источник «Л.Каганович «Памятные записки рабочего, коммуниста-большевика, профсоюзного, партийного и советско-государственного работника», М., 1996, с.527 (Л.М.Каганович умер в 1991 г. Насколько можно доверять тем, кто издавал его мемуары, неизвестно. Архивного номера нет.)

- «Письмо Ю.А.Жданову 6 октября 1949 года», т.18, стр. 535-536 — источник Жданов Ю.А. «Взгляд в прошлое», с.279-280. (Документов из этого источника приведено много. Архивных номеров нигде нет. Информация в материалах часто вызывает серьезные вопросы.)

     Доказательство № 2. Еще один документ сомнительного характера:

- «Записка исполнительного советника миссии Хенке (прикомандированного к имперскому министру иностранных дел)», т.14, с.446-451. Источник документа — издание ФРГ 60-х гг. В примечании значится: «…Русская запись беседы пока не выявлена…»

Запись не выявлена, но, тем не менее, составители тома полностью доверяют информации классового врага СССР, с которым в тот период времени отношения у Советского Союза были более чем напряженные. 60-е годы — «холодная война» в самом разгаре, и важнейшую роль в ней играет дезинформация — один из эффективнейших приемов военных действий, известный с давних времен.

     Доказательство № 3. Встречаются в дополнительных томах и вот такие «конфетки»:

- «Господину Чарльзу Наттеру, заведующему бюро «Ассошейтед пресс»», т.14, с.136. — источник Канзас Сити Стар, 1943, декабрь 10. В примечании к документу указано —«Ксерокопия публикации передана составителю Ивановым Р.Ф.»

     Публикация по ксерокопии — замечательное свидетельство заботы составителей о «документальной достоверности», не правда ли? Причем тов. Р.И. Косолапов, так сказать, главный составитель дополнительных томов сочинений Сталина, в своем предисловии к т.14 считает этот документ украшением тома: «Украсило, к примеру, предвоенный том письмо Сталина американцу Ч. Наттеру, присланное мне историком Р. Ивановым.» (См. т.14, стр. XXVII) Слов нет, текст документа написан с юмором, но этого слишком мало, чтобы считать его достоверным с научной точки зрения.

Но «старая советская школа» еще и не такое выдает. Ниже мы увидим, на что она способна.

     Доказательство № 4. А вот еще один пример крайне сомнительных документов:

- «Г.К.Жукову, А.А.Жданову, А.А.Кузнецову, В.Н.Меркулову 21 сентября 1941 года», т.18, стр.263 — источник US, Library of Congress. Manuscript Division. «Volkogonov Collection». Reel. 4. В примечании значится: «Этот документ находится в так называемой «коллекции Волкогонова», которая хранится в фонде рукописей библиотеки конгресса США, и представляет из себя собрание копий документов по истории России (СССР) конца XIX-XX веков из различных архивов РФ. Материалы были переданы Д.Волкогоновым библиотеке конгресса в начале 1990-х гг.»

     Это не единственный «документ» из этого источника. Еще есть как минимум один — в том же томе на стр.292. (Могут быть и другие — выявить все без исключения сомнительные документы в изданных хлебниковцами дополнительных томах сочинений Сталина мы перед собой цели не ставили — РП важно было показатьпринципы подхода составителей к отбору включенных в тома материалов.) То, что основой «документов» является копия, что происхождение их крайне сомнительное, учитывая деятельность гражданина Волкогонова, составителей, видимо, ничуть не смутило. Как не смутило их и отсутствие у «документов» архивных номеров российских архивов, которые обязаны были бы быть, если бы эти документы были подлинными. 

Поиск
Архив материалов
Календарь
«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
                                                                                                                                                                                                                                                              E-mail: galcomm@yandex.ru   
Редакция несет полную ответственность за публикуемые материалыВсе материалы сайта могут использоваться без ограничений