ИНТЕРНЕТ-СПРАВОЧНИК
МАРКСИЗМА
Главная Выход | Вход
         УЧЕНИЕ МАРКСА           ВСЕСИЛЬНО,
ПОТОМУ ЧТО ОНО ВЕРНО
!
 Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Проект коммунистов РПУ (м-л)
Разделы сайта
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 21
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2013 » Декабрь » 20 » СОЦИАЛИЗМ В МАРКСИЗМЕ - 2.
12:20
СОЦИАЛИЗМ В МАРКСИЗМЕ - 2.

СОЦИАЛИЗМ ПО ОПЫТУ СССР.

      Поскольку многие вопросы социализма наглядно и осязаемо могут рассматриваться с позиции опыта СССР, то кратко рассмотрим его основные моменты. Ленин и Сталин поставили социализм на почву практики, одновременно развивая и углубляя его научно-теоретическое познание. Будучи последовательными идейными преемниками учения Маркса, они возглавили и твердо направляли (не насилием, как то вульгарно выставляется буржуазной пропагандой, а силой разума и правды) всю исследовательскую деятельность в этом вопросе. Что становилось залогом победности деятельности ведомых ими коммунистов. 

     Опыт социалистического строительства в СССР, как ведущей и определяющей социализм ХХ-го века стране, позволил наполнить конкретным содержанием имеющиеся теоретические предположения, гипотезы, выводы, разработки, предложения классиков марксизма. Полученный опыт упорядочивает, уточняет и развивает понимания и представления о социализме как переходном периоде к принципиально новой организации общественных отношений. Поскольку Сталин является самым выдающимся не только практиком, но и теоретиком социализма, то, естественно, именно его мысли, выводы и толкования составляют принципиальную основу понимания этого опыта. В то же время, нижеследующие рассуждения есть лишь попытка  выделить и обобщить наиболее важные сущностные принципы социалистического созидания, которые уже выявились в опыте СССР.

     Прежде всего, проявился общий принцип решения практических задач на социалистическом этапе.  Вот как его определяет Сталин в своей работе "Экономические проблемы социализма в СССР": "…законы не уничтожаются, а теряют силу в силу новых экономических условий и сходят со сцены, чтобы уступить место новым законам, которые не создаются волею людей, а возникают на базе новых экономических условий". И далее, "…общество может, познав экономические законы и опираясь на них, ограничить сферу их действия, использовать их в интересах общества и "оседлать" их, как это имеет место в отношении сил природы и их законов…". В подтверждение этих слов он приводит, как "… опираясь на экономический закон обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил, Советская власть обобществила средства производства, сделала их собственностью всего народа и тем уничтожила систему эксплуатации, создала социалистические формы хозяйства". На практике это означало выведение из действия капиталистического закона конкуренции и анархии производства и введение в действие закона планомерного развития общественного хозяйства. При этом Сталин указывал, что " …возможность нельзя смешивать с действительностью. Это - две разные вещи. Чтобы эту возможность превратить в действительность, нужно изучить этот экономический закон, нужно овладеть им, нужно научиться применять его с полным знанием дела…". Из сказанного понятно, что для построения основ будущего, коммунистического общества и полного избавления от остатков капитализма в обществе необходимо создавать такие объективные экономические, политические, культурные условия, при которых само существование капиталистических отношений теряет смысл, естественным образом делается неприемлемым, противопоказанным, немыслимым, а социалистических, напротив, становится востребованным. Существенно то, что в отличие от капитализма с его конкуренцией и частнособственнической анархией, социализм способен не просто пассивно созерцать за проявлениями действия экономических законов, но активно и осознанно использовать их в интересах общества, что, бесспорно, есть огромный прогресс в развитии человечества. Поэтому именно "оседлание" законов общественного развития, на деле являющееся соединением науки и практики, есть главный способ социалистического созидания. Не понявшая суть этого марксистского подхода к решению общественных проблем, утратившая прогрессивную революционность марксизма, послесталинская КПСС не только не сумела продолжить эту линию, но, напротив, бездумно пошла на поводу капитализма и своими действиями создавала условия, способствующие его восстановлению и укреплению. Таким был переход к рыночному регулированию экономики в СССР, который поддерживал элементы капиталистических отношений и вел к воссозданию буржуазного класса в социалистическом обществе. Ошибочность заключалась не в самом использовании неких капиталистических элементов в социалистической экономике, что при переходном периоде вполне естественно и допустимо, а в определенных условиях даже необходимо – вспомним НЭП, но в отсутствии классового контроля со стороны рабочего класса. Который к тому времени, фактически, был отстранен от выполнения своей классовой миссии партийно-советской бюрократией и порочными политическими установками о якобы уже состоявшейся общенародности советского общества. Вопреки прямому ленинскому указанию на необходимость постоянного, вплоть до наступления высшей фазы коммунизма, осуществления такого контроля. Причем, обращая внимание на его самый жесткий, строгий, решительный и именно классовый характер, Ленин подчеркивал, что проводиться этот контроль должен не государством чиновников, а государством вооруженных рабочих. Ибо Лениным он рассматривался, как продолжение борьбы двух классов. Однако послесталинское партийное руководство пренебрегло этими предупреждениями. Даже широко ссылаясь для поддержки своих рыночных реставраций на опыт НЭПа, оно лишь вскользь и только на словах вспоминало о самом значимом факторе всего нэповского процесса в ленинское время – полной его подконтрольности со стороны рабочих и их пролетарского государства. В то время как в хрущевском СССР контроль проводился уже бюрократами воскрешенного им государства чиновников. Таким образом, на деле использовалась не суть нэповского опыта, а лишь его внешняя форма. Поэтому НЭП, ведущийся по-ленински, работал на социализм, а рыночные реформации Хрущева-Брежнева – вели и, в конечном итоге, привели к капитализму. В том еще одно прямое подтверждение, что потеря классового управления в период социализма неизбежно приводит к реставрации капитализма.

 

     Опыт СССР не только определил общий принцип решения задач социалистического развития, но также показал, как это возможно осуществить практически. Главная сложность в том, что при социализме в экономике общества одновременно действуют две, в сути противоречащие друг другу, системы экономических законов. Это и экономические законы капитализма, и экономические законы социализма, которые какое-то время совместно осуществляют ее регулирование. Подобное переплетение свойственно всем переходным периодам между общественными формациями, однако при социализме действуют фактически взаимоисключающие друг друга системы законов. С одной стороны - товарно-рыночные, обусловленные остатками капиталистических отношений, с другой – централизованно-плановые, возникшие на базе социалистического обобществленного производства. В то же время воздействие и тех и других законов на социалистическую экономику носит ограниченный, скованный характер. Действие экономических законов капитализма сковывается условиями устанавливаемых в обществе, но пока недоутвержденных, новых отношений, а экономические законы социализма сковываются условиями пока еще недоизжитых старых отношений. Для нормального и эффективного развития социалистического общества исключительно важным становится умение использования как одних, так и других в слаженном сочетании. Важнейшим фактором при этом является непременное проведение и выдерживание общей тенденции на создание и усиление в обществе таких условий, когда капиталистические законы будут терять силу, а законы социалистические, напротив, наращивать. То есть, целенаправленно осуществлять последовательную смену первых вторыми. Прежде всего, это относится к уничтожению товарных отношений, товарного производства и замены их продуктообменом, продуктообеспечением. Сталин определил, что решение задачи состоит в замене путем постепенных переходов товарного обращения системой продуктообмена, чтобы некий центральный общественно-экономический орган мог охватить всю продукцию общественного производства в интересах общества. Суть проблемы в том, что в вышедшем из капитализма социалистическом обществе продолжают существовать две основные формы производства: государственная – общенародная, и сельскохозяйственная – индивидуально-собственническая. Уже капитализм в промышленности до того концентрирует средства производства, что общество может сразу взять их в свое владение. В то же время в сельском хозяйстве, несмотря на рост капитализма, продолжает оставаться раздробленность между собственниками-производителями, что не позволяет сразу ставить вопрос об их обобществлении. В противном случае, крестьянство будет отброшено в лагерь врагов социализма и сделает невозможной его победу. Поэтому после взятия власти пролетариатом остается необходимость в сохранении на какой-то период товарно-рыночных отношений, как единственно приемлемой для крестьян форме экономической связи с городом и которые позволяют осуществлять экономические отношения промышленности и сельского хозяйства. Вплоть до появления одного всеобъемлющего производственного сектора с правом распоряжения всей потребительской продукцией страны и когда товарное обращение исчезнет как ненужный элемент народного хозяйства. Пока этого нет, пока существуют два основных производственных сектора, товарное производство и товарное обращение остаются в силе, как необходимый элемент в системе народного хозяйства. В то же время социалистическая политика всегда должна быть нацелена на изжитие товарных отношений и полное устранение из обихода товарного производства. На то, чтобы центральное управление смогло охватить всю продукцию общественного производства в интересах общества. Советский опыт социализма определил основным ее методом последовательное выведение всей производимой продукции из сферы товаров, а также обозначил конкретные направления, по которым она должна вестись. Ликвидация товарных отношений проводилась через постепенное сужение вообще сферы товарного обращения и перевода все большего количества товаров в качество продуктов. Что позволяет, совместно с осуществлением планомерного ориентирования производства на потребности людей прямо, а не через рынок, все более переходить от товарообмена к продуктообмену и далее - к взаимному всеобщему продуктоснабжению. Для того было применено разделение всей производимой продукции на 2 категории – рыночную и общественно-государственную. Где рыночная оборачивается по стоимостным законам рынка, а общественно-государственная оборачивается по законам социалистического хозяйствования, которые вступили в действие на базе обобществления средств производства и введения общественного управления. Дело в том, что большая часть общественно-государственной продукции обращается внутри общества и при обороте собственника не меняет. В таком случае, любые стоимостно-рыночные трансформации попросту лишаются смысла - самим производить и продавать самим же себе, чтобы опять производить, есть бессмыслица. Потому на смену рыночным эквивалентам для обмена объективно приходят соответствующие новым условиям обменные принципы и критерии оценки производимой продукции, исходящие лишь из ее полезности обществу и учетности затрат. Отсюда видно, что двоякость социалистического производства непосредственно ведет к двоякости оборачивающейся в обществе продукции, а с тем к необходимости использования 2-х масштабной системы цен, на практике представляющей двухмасштабность оценки производимой продукции. В одном случае, для исполнения привычной роли эквивалента при товарообмене и реализации принципа распределения "по труду", когда продукция оценивается по стоимостным законам и в стоимостной форме, а в другом - для учета производственных затрат, ведущихся по законам учетности в натуральной форме. Очевидно, что в таких условиях умение организовывать функционирование общественного производства в едином согласованном производственном процессе становится для социалистического периода жизненно важной задачей. Опыт СССР показывает – требуемое согласование вполне осуществимо и может быть организовано на основе привычной людям финансовой системы со всем ее механизмом. В данном случае, денежная единица может выступать и как критерий стоимости и как критерий учета. Подобный подход значительно облегчает задачу согласования и позволяет социалистическому обществу осуществлять и регулирование производства, и распределение произведенного совокупного общественного продукта, и рациональное использование ресурсов, и контроль над всей хозяйственной деятельностью, и даже качественную подготовку руководящих кадров для производства, т.е. практически всесторонне обеспечивает слаженное функционирование социалистического хозяйства. Разделение производимой продукции на две категории является не только данью объективным обстоятельствам, но и прямо соответствует требованиям решения стратегической задачи социалистического периода по уничтожению товарно-рыночных отношений. С ее помощью резко и значительно сужается сфера товарного обращения, поскольку из нее выводится наиболее стоимостная, в силу технологической сложности и емкости, промышленно-сырьевая продукция. Остающаяся в товарном обращении сельскохозяйственная и потребительская продукция также, в соответствии с ростом производительных возможностей общества, постепенно переводится в качество продуктов. Прежде всего, путем снижения потребительских цен и полной ликвидации стоимостных качеств продукции, т.е. путем установления прямого снабжения потребителей всеми необходимыми им благами. Что, в конечном итоге, позволит изжить товарное производство вообще и заменить его всесторонним, полноценным продуктообеспечением каждого члена общества "по потребностям". Одним из решающих приемов для выполнения этой задачи является политика снижения цен. Возможности для ее практической реализации предоставляют условия социалистических общественных отношений - обобществленное производство, способность планирования и централизованного регулирования, общественное самоуправление. Снижение потребительских цен не благодеяние социалистического государства, но форма его экономической деятельности, форма получения ассоциированным собственником дохода от ведения хозяйства. Форма свойственная исключительно социализму, форма эффективная, массовая, справедливая, выгодная большинству общества. В то же время это способ последовательного выведения из сферы товарного обращения потребительской продукции, постепенный перевод ее из качества товаров в качество продуктов. Таким образом, все вместе ведет к ликвидации потребности в рыночном товарообмене и вообще в товарных отношениях, т.е. прямо решает общую стратегическую задачу социалистического периода - изжитие товарных отношений и переход от распределения "по труду" к распределению "по потребностям". Не подлежит сомнению, что именно эти приемы являются основными, единственно возможными и целесообразными для социалистического развития любой страны. Как раз с такими задачами не справилось послесталинское руководство СССР, которое не сумело овладеть этой диалектикой социалистического развития и вместо скрупулезного согласования в использовании обеих объективно действующих в социалистическом обществе экономических систем начало механическое смешение отдельных их элементов. Что не усиливало экономику, а дезорганизовывало и разрушало ее. В результате сначала привело к застою, а затем и развалу.

     Нельзя не оговорить, что вместе с уничтожением рыночных отношений и условий для действия стоимостных законов, естественно теряют смысл и категории рыночного производства - товар, капитал, прибавочная стоимость и прибыль, необходимый и прибавочный труд, необходимый и прибавочный продукт и т.д. Какой, к примеру, может быть смысл в понятиях необходимого и прибавочного продукта в обществе, в котором и одна и другая части труда работника - одна прямо, а другая косвенно, идут на удовлетворение его потребностей. Аналогичным образом, потерей смысла, исчезает и понятие "абстрактный труд", ибо понятием коммунистического общества может быть исключительно труд конкретный. Отсюда ясно, что всякие попытки механической пересадки классических понятий политической экономии, соответствующих условиям товарного производства и его характеризующих, для понимания экономики социалистической, непременно приведут к запутыванию и извращению представлений. Поэтому необходимо пересмотреть многие понятия имеющейся политической экономии, чтобы привести их в соответствие с условиями нового общества. Делать это необходимо не на формальной, а на сущностной основе. Сталин ставил такую задачу перед советскими учеными и работа была развернута, но после его смерти это дело было остановлено, а затем и ревизовано с позиций капитализма.

     Выше отмечалась первостепенная необходимость осуществления государственной власти пролетариатом для проведения социалистических преобразований. При этом подчеркивалось, что он не может просто овладеть существующим государственным аппаратом и пустить его в ход для своих целей, а должен переделать весь традиционный рабочий механизм государства. Напомним, перед властью пролетариата ставятся три основные задачи: 1. использование власти для подавления класса буржуазии; 2. использования власти для отрыва трудящихся масс от буржуазии и вовлечения этих масс в дело социалистического строительства; 3. использование власти для организации социализма, для уничтожения классов, для перехода в общество без классов, в общество без государства. Очевидно, что никакие подчистки или усовершенствования схем и механизмов буржуазного государства, не смогут быть подогнаны для выполнения таких задач. Ибо, в силу того, что существует частная собственность на средства производства, сохраняется природа этого государства и оно будет продолжать работать на капитализм. Поэтому народное творчество революционных классов нашло и создало такую новую форму власти, которая стала способной осуществить все эти задачи. Зародышем ее явилась Парижская коммуна, начавшая разрушение старой государственной машины, а развитием и завершением стали Советы. Их сущность заключается в том, что постоянной и единственной основой всей государственной власти, всего государственного аппарата становятся трудящиеся массы. Именно эти, составляющие абсолютное большинство населения, массы, прежде угнетаемые и эксплуатируемые, привлекаются к непосредственному и решающему участию в демократическом управлении государством. Поэтому Советы являются как раз той формой государственной власти, которая способна заменить буржуазную демократию демократией пролетарской и стать основой пролетарской государственной власти. Это есть наиболее важное, если не самое важное, открытие во всем имеющемся социалистическом опыте. Ибо, как говорил Ленин, если бы не были созданы Советы, то пролетарская революция была бы делом безнадежным. Опыт СССР продемонстрировал исключительную значимость Советов для социалистического созидания. Как бы их и где не называли, но принципы, заложенные в пролетарских Советах объективно свойственны системе власти для любой страны, ставшей на путь социалистического развития, т.е. имеют всеобщее всемирно-историческое значение. (Речь, конечно же, идет о Советах по сути пролетарских, т.е. Советах трудящихся масс, поскольку современная буржуазия лукаво приспосабливает ставшее авторитетным в массах понятие для своих целей, наделяя званием «Советы» даже парламентские сборища миллионеров). В условиях существования классов пролетарские Советы наиболее демократическая государственная организация, огромный шаг вперед по сравнению с демократией буржуазной. В чем состоят преимущества и сила Советов в сравнении с буржуазным парламентаризмом? В том, что они являются всеобъемлющими, массовыми организациями трудящегося населения или абсолютного большинства общества, т.е. наиболее демократическими по сравнению с демократией буржуазной, которая есть демократией меньшинства и для меньшинства. В том, что они являются непосредственными организациями этих масс, т.е. являются властью большинства и для большинства. В том, что они наиболее интернационалистические, поскольку, опираясь на сотрудничество трудящихся масс различных национальностей, разрушают всякий национальный гнет. В том, что объединяя законодательную и исполнительную власти в единой организации государства, они прямо связывают рабочие и трудящиеся массы с аппаратами государственного управления. В том, что организуя избирательную систему на основе производственных округов, они обеспечивают классовое руководство рабочего класса. Наконец в том, что только советская форма государства, привлечением всей массы населения к постоянному и безусловному участию в государственном управлении, способна подготовить и осуществить то отмирание государственности, которое является одним из определяющих элементов будущего безгосударственного, коммунистического общества. Таким образом, Советы являются той политической формой, в рамках которой может быть совершено освобождение пролетариата и победа коммунизма. Ленинско-сталинский период Советов наглядно подтвердил их реальную силу. Советская власть в кратчайшие исторические сроки превратила лапотную Россию в современную супердержаву - СССР. Это было достижение именно советского строя, т.к. достигалось за счет исключительно внутренних сил и возможностей, в условиях изоляции и противодействия мировой буржуазии. Для подтверждения достаточно величия примера прорыва советского человека в космос.

     Однако самым значимым уроком имеющейся истории Советов является вывод о безусловной необходимости сохранения классового принципа их построения на всем протяжении социалистического периода. Ибо поражение Советов, Советской власти и вообще социализма в СССР стало возможным только после потери ими классового стержня. Преждевременный перевод Советов на бесклассовую, так называемую общенародную, основу в сохраняющем еще классы и находящемся в буржуазно-капиталистическом окружении государстве, привел к проникновению в них чуждых и враждебных элементов. Которые в последующем вписали в историю коммунистического движения одну из самых позорных его страниц – проведенные через Советы реставрацию частной собственности и капитализма. Не менее показательно, как, победив, новоявленная буржуазия не стала долго церемониться с чуждой ей системой власти, а немедленно разрушила ее и восстановила собственную – буржуазный парламентаризм. Чем ясно подтвердила марксистский вывод о сугубо классовом характере всякой власти, демократии и государства. То есть, равно как для пролетариата неприемлемы буржуазная демократия и парламентаризм, так для буржуазии неприемлемы пролетарская демократия и строй Советов.

Просмотров: 165 | Добавил: Терентьевич | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Архив материалов
Календарь
«  Декабрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
                                                                                                                                                                                                                                                              E-mail: galcomm@yandex.ru   
Редакция несет полную ответственность за публикуемые материалыВсе материалы сайта могут использоваться без ограничений